Стихотворения поэта Толстой Алексей Константинович

Дождя отшумевшего капли

Дождя отшумевшего капли Тихонько по листьям текли, Тихонько шептались деревья, Кукушка кричала вдали. Луна на меня из-за тучи Смотрела, как будто в слезах; Сидел

Не ветер, вея с высоты

Не ветер, вея с высоты, Листов коснулся ночью лунной; Моей души коснулась ты — Она тревожна, как листы, Она, как гусли, многострунна. Житейский вихрь

Иоанн Дамаскин (Отрывки)

1 Любим калифом Иоанн — Ему, что день, почет и ласка; К делам правления призван Лишь он один из христиан Порабощенного Дамаска. Его

Что ни день, как поломя со влагой

Что ни день, как поломя со влагой, Так унынье борется с отвагой, Жизнь бежит то круто, то отлого, Вьется вдаль неровною дорогой, От беспечной

Земля цвела

Земля цвела. В лугу, весной одетом, Ручей меж трав катился, молчалив; Был тихий час меж сумраком и светом, Был легкий сон лесов, полей и

К Роману Мстиславичу в Галич послом

К Роману Мстиславичу в Галич послом Прислал папа римский легата. И вот над Днестром, среди светлых хором, В венце из царьградского злата, Князь слушает,

Князь Ростислав

Уношу князю Ростиславу затвори Днепр темне березе. «Слово о полку Игореве» Князь Ростислав в земле чужой Лежит на дне речном, Лежит в кольчуге боевой,

Я вас узнал, святые убежденья

Я вас узнал, святые убежденья, Вы спутники моих минувших дней, Когда, за беглой не гоняясь тенью, И думал я и чувствовал верней, И юною

К твоим, царица, я ногам

К твоим, царица, я ногам Несу и радость и печали, Мечты, что сердце волновали, Веселье с грустью пополам. Припомни день, когда ты, долу Склонясь

Мадонна Рафаэля

Склоняся к юному Христу, Его Мария осенила, Любовь небесная затмила Ее земную красоту. А он, в прозрении глубоком, Уже вступая с миром в бой,

Во дни минувшие бывало

Во дни минувшие бывало, Когда являлася весна, Когда природа воскресала От продолжительного сна, Когда ручьи текли обильно И распускалися цветы, Младое сердце билось сильно,

Тщетно, художник, ты мнишь

Тщетно, художник, ты мнишь, что творений своих ты создатель! Вечно носились они над землею, незримые оку. Нет, то не Фидий воздвиг олимпийского славного Зевса!

Государь ты наш батюшка

«Государь ты наш батюшка, Государь Петр Алексеевич, Что ты изволишь в котле варить?» — «Кашицу, матушка, кашицу, Кашицу, сударыня, кашицу!» «Государь ты наш батюшка,

Мне в душу, полную ничтожной суеты

Мне в душу, полную ничтожной суеты, Как бурный вихорь, страсть ворвалася нежданно, С налета смяла в ней нарядные цветы И разметала сад, тщеславием убранный.

Коль любить, так без рассудку

Коль любить, так без рассудку, Коль грозить, так не на шутку, Коль ругнуть, так сгоряча, Коль рубнуть, так уж сплеча! Коли спорить, так уж