Стихотворения поэта Вагинов Константин Константинович

Луна, как глаз, налилась кровью

Луна, как глаз, налилась кровью, Повисла шаром в темноте небес, И воздух испещрен мычанием коровьим, И волчьим завываньем полон лес. И старый шут горбатый

О, удалимся на острова Вырождений

О, удалимся на острова Вырождений, Построим хрустальные замки снов, Поставим тигров и львов на ступенях, Будем следить теченье облаков. Пусть звучит музыка в узорных

Перевернул глаза и осмотрелся

Перевернул глаза и осмотрелся: Внутри меня такой же черный снег, Сутулая спина бескрылой птицей бьется, В груди моей дрожит и липнет свет. И, освещенный

Под пегим городом заря играла в трубы

Под пегим городом заря играла в трубы, И камышами одичалый челн пророс. В полуоткрытые заоблачные губы Тянулся месяц с сетью желтых кос. И завывал

Рыжеволосое солнце руки к тебе я подъемлю

Рыжеволосое солнце руки к тебе я подъемлю Белые ранят лучи, не уходи я молю А по досчатому полу мать моя белая ходит Все говорит

Эллинисты

Мы, эллинисты, здесь толпой В листве шумящей, вдоль реки, Порхаем, словно мотыльки. На тонких ножках голова, На тонких щечках синева. Блестящ и звонок дам

Кафе в переулке

Есть странные кафе, где лица слишком бледны, Где взоры странны, губы же ярки, Где посетители походкою неверной Обходят столики, смотря на потолки. Они оборваны,

На крышке гроба Прокна

На крышке гроба Прокна Зовет всю ночь сестру свою, В темнице Филомела. Ни петь, ни прясть, ни освещать Уже ей в отчем доме. Закрыты

Я воплотил унывный голос ночи

“Я воплотил унывный голос ночи, “Всех сновидений юности моей. “Мне страшно, друг, я пережил паденье, “И блеск луны и город голубой. “Прости мне зло

Бегут туманы в розовые дыры

Бегут туманы в розовые дыры, И золоченых статуй в них мелькает блик, Маяк давно ослеп над нашею квартирой, За бахромой ресниц – истлевшие угли.

Тает маятник, умолкает

Тает маятник, умолкает И останавливаются часы. Хаос – арап с глухих окраин Карты держит, как человеческий сын. Сдал бубновую даму и доволен, Даже нет

Как нежен запах твоих ладоней

Как нежен запах твоих ладоней, Морем и солнцем пахнут они, Колокольным тихим звоном полный Ладоней корабль бортами звенит. Твои предки возили пряности с Явы,

Пред Революцией громадной

Пред Революцией громадной, Как звезды, страны восстают. Вбегает негр. Высокомерными глазами Его душа окружена, Гарлема дикими ночами Она по-прежнему пьяна. Его мечты: разгладить волос,

Не человек: все отошло и ясно

Не человек: все отошло и ясно, Что жизнь проста. И снова тишина. Далекий серп богатых Гималаев, Среди равнин равнина я Неотделимая. То соберется комом,

И снова мне мерещилась любовь

И снова мне мерещилась любовь На диком дне. В взвивающемся свисте, К ней все мы шли. Но берега росли. Любви мы выше оказались. И