Стихотворения поэта Вагинов Константин Константинович

Да, целый год я взвешивал

Да, целый год я взвешивал Но не понять мне моего искусства. Уже в садах осенняя прохлада, И дети новые друзей вокруг, меня. Испытывал я

Да быки крутолобые тонкорунные козы

Да быки крутолобые тонкорунные козы Женщин разных не надо, Лиду я позабыл. Знаю в Дельфах пророчили гибель Эллады Может Эллада погибла, но я не

Искусство

Я звезды не люблю. Люблю глухие домы И площади, червонные, как ночь. Не погребен. Не для меня колокола хрипели И языками колотили ночь. Я

Над миром рысцой торопливой

Над миром рысцой торопливой Бегу я спокоен и тих. Как-будто обтечь я обязан И каждую вещь осмотреть. И мимо мелькают и вьются, Заметно к

Нарцисс

Он не был пьян, он не был болен Он просто встретил сам себя У фабрики, где колокольня В обсерваторию превращена. В нем было тускло

Умолкнет ли проклятая шарманка

Умолкнет ли проклятая шарманка? И скоро ль в розах, белых и пречистых, Наш милый брат среди дорог лучистых Пройдет с сестрою нашей обезьянкой? Не

Петербуржцы

Мы хмурые гости на чуждом Урале, Мы вновь повернули тяжелые лиры свои: Эх, Цезарь безносый всея Азиатской России В Кремле Белокаменном с сытой сермягой,

От берегов на берег

От берегов на берег Меня зовет она, Как-будто ветер блещет, Как-будто бьет волна. И с птичьими ногами И с голосом благим Одета синим светом

Слова из пепла слепок

Слова из пепла слепок, Стою я у пруда, Ко мне идет нагая Вся молодость моя. Фальшивенький веночек Надвинула на лоб. Невинненький дружочек Передо мной

До белых барханов твоих

До белых барханов твоих От струй отдаленного моря Небывшей отчизны моей Летают чугунные звуки. Твои слюдяные глаза И тело из красного воска… В прозрачных

Я встал пошатываясь и пошел по стенке

Я встал пошатываясь и пошел по стенке А Аполлон за мной, как тень скользит Такой худой и с головою хлипкой И так протяжно, нежно

И лирник спит в проснувшемся приморье

И лирник спит в проснувшемся приморье, Но тело легкое стремится по струнам В росистый дом, без крыши и без пола, Где с другом нежным

Грешное небо с звездой Вифлеемскою

Грешное небо с звездой Вифлеемскою Милое, милое баю, бай. Синим осколком в руках задремлешь Белых и нежных девичьих гробах. Умерла Восточная звезда сегодня Знаешь,

Он разлюбил себя, он вышел в непогоду

Он разлюбил себя, он вышел в непогоду. Какое множество гуляет под дождем народу. Как песик вертится, и жалко и пестро В витрине возлежит огромное

Одно неровное мгновенье

Одно неровное мгновенье Под ровным оком бытия Свершаю путь я по пустыне, Где искушает скорбь меня. В шатрах скользящих свет не гаснет, И от