Стихотворения поэта Волошин Максимилиан Александрович

Небо в тонких узорах

Небо в тонких узорах Хочет день превозмочь, А в душе и в озерах Опрокинулась ночь. Что-то хочется крикнуть В эту черную пасть, Робким сердцем

Священных стран вечерние экстазы

Священных стран Вечерние экстазы. Сверканье лат Поверженного Дня! В волнах шафран, Колышутся топазы, Разлит закат Озерами огня. Как волоса, Волокна тонких дымов, Припав к

Война

Был долгий мир. Народы были сыты И лоснились: довольные собой, Обилием и общим миролюбьем. Лишь изредка, переглянувшись, все Кидались на слабейшего; и разом Его

Космос

Созвездьями мерцавшее чело, Над хаосом поднявшись, отразилось Обратной тенью в безднах нижних вод. Разверзлись два смеженных ночью глаза И брызнул свет. Два огненных луча,

Мир закутан плотно

Мир закутан плотно В сизый саван свой — В тонкие полотна Влаги дождевой. В тайниках сознанья Травки проросли. Сладко пить дыханье Дождевой земли. С

Фиалки волн и гиацинты пены

Фиалки волн и гиацинты пены Цветут на взморье около камней. Цветами пахнет соль… Один из дней, Когда не жаждет сердце перемены И не торопит

Возьми весло, ладью отчаль

Возьми весло, ладью отчаль, И пусть в ладье вас будет двое. Ах, безысходность и печаль Сопровождают все земное.

В вагоне

Снова дорога. И с силой магической Все это: вновь охватило меня: Грохот, носильщики, свет электрический, Крики, прощанья, свистки, суетня… Снова вагоны едва освещенные, Тусклые

Осенью

Рдяны краски, Воздух чист; Вьется в пляске Красный лист, — Это осень, Далей просинь, Гулы сосен, Веток свист. Ветер клонит Ряд ракит, Листья гонит

По ночам, когда в тумане

По ночам, когда в тумане Звезды в небе время ткут, Я ловлю разрывы ткани В вечном кружеве минут. Я ловлю в мгновенья эти, Как

Сочилась желчь шафранного тумана

Сочилась желчь шафранного тумана. Был стоптан стыд, притуплена любовь… Стихала боль. Дрожала зыбко бровь. Плыл горизонт. Глаз видел четко, пьяно. Был в свитках туч

И день и ночь шумит угрюмо

И день и ночь шумит угрюмо, И день и ночь на берегу Я бесконечность стерегу Средь свиста, грохота и шума. Когда ж зеркальность тишины

Зеленый вал отпрянул и пугливо

Зеленый вал отпрянул и пугливо Умчался вдаль, весь пурпуром горя… Над морем разлилась широко и лениво Певучая заря. Живая зыбь как голубой стеклярус. Лиловых

Склоняясь ниц, овеян ночи синью

Склоняясь ниц, овеян ночи синью, Доверчиво ищу губами я Сосцы твои, натертые полынью, О мать земля! Я не просил иной судьбы у неба, Чем

Солнце

Святое око дня, тоскующий гигант! Я сам в своей груди носил твой пламень пленный, Пронизан зрением, как белый бриллиант, В багровой тьме рождавшейся вселенной.