Стихотворения поэта Якубович Лукьян Андреевич

De vitiis hominum (Из Федра)

Юпитер прицепил к нам в жизни две сумы: За плечами одна — с пороками своими, Другая на груди — с чужими; Вот почему, грехов

Скалы

На высоте угрюмых скал, В объятьях матери-природы, Я жизнь возобновил, я радости сыскал, Я позабыл утраченные годы! Здесь все свежо: и персть, и тварь,

Чайка

Звезды блещут в синем небе, Волны ходят в Черном море. Не блестите в небе, звезды! О, залейте, волны, горе!.. Чайка вьется без заботы —

Урал и Кавказ

Заспорили горы Урал и Кавказ. И молвил Урал: «Мир ведает нас! Богат я и златом, богат серебром, Алмазом, и яшмой, и всяким добром; Из

Н. М. Языкову

Торжественный, роскошный и могучий, Твой стих летит из сердца глубины; Как шум дубров и Волги вал гремучий, Твои мечты и живы и полны, —

Сестре

Чудесной силой песнопенья Умеет Байрон чаровать И вопль души, и чувств волненья Своим струнам передавать. Внимай ему тоской убитый, Кто в жизнь надежду погубил,

Леший

В час урочный полнолунья, С темным лесом наравне, — Говорит молва-вещунья, — Кто-то бродит в тишине. Пономарь пройдет ли пеший, Псарь проедет ли верхом,

Шекспир (сонет)

Не знаешь ты священных упоений, Коль никогда на свете не рыдал; Не знаешь ты блаженства вдохновений, Когда тебя Шекспир не вдохновлял! Над бездной адскою

Предназначение

Вы слыхали ль в отдалении Звуки песни родной? Что мечталось вам при пении Соловья в глуши лесной? Много чувств, воспоминания В звуках тех сохранено!

Мудрецу

Добыча тленья и червей, О чем еще, мудрец, мечтаешь, Когда в безмолвии ночей, Не замыкая сном очей, Ты книгу знания читаешь? Что в ней

Зима

Смотрю на снежные пустыни: Лежит как в саване земля; То смерти вид, символ святыни, Символ другого бытия. Не все с собой возьмет могила, Не

Скажи

Когда воздушною стезею Несешься ты по облакам, Земля мелькает под тобою, Где-где виднеясь здесь и там, Скажи: видна ль тебе оттоле, С небес далеких

Боязнь

Чуть веет ветерок с востока ароматный, — Легко мне… сладко мне… О, жизни сон приятный Продлись, продлись и сердцем дай пожить, И хладному уму

Служивый

От садов и мирных пашен На кровавыя поля, Под зубцы турецких башен Перенесся мыслью я, — В оно время, под Очаков, Под убийственный огонь:

Молния

Зачем с небесной высоты, Из горнего жилья, На лоне бури мчишься ты, Громовая струя… По небу реешь и браздишь Сгущенны облака, И, долу падая,