Стихотворения поэта Яхонтов Александр Николаевич

Поэт

Всем жизнь дана и назначенье, Всех совмещает божий свет, Ужель среди его поэт Один ненужное явленье?! Ему житейский наш предел Назначен, как и нам,

Пронеслася гроза стороною

Пронеслася гроза стороною, Под дождем освежились поля, Как легко после душного зною, Как теперь отдыхает земля! Уж недолго ей ждать до заката, Влажный воздух

Статистический комитет

Говорят, что опять Статистический Возникает у нас комитет! Он является периодически С губернатором новым на свет. Как в периодах русской словесности — Этой книги

Свидание

Где ты? Вечера сиянье Гаснет за горой, Весь я — трепет, ожиданье, Будто сам не свой. Спит река в широком ложе, Запах льют цветы,

Мысль

Пока над мира суетой, Чиста и благородна, Ношусь бесплодною мечтой, — Как воздух, я свободна. Над твердью, молнии быстрей, В пространствах я витаю, Спускаюсь

Старый грех

В отставке чистой, вольной птицею, Пять лет гулял я за границею, Но наконец, чтоб на пути Не выросли шипы да тернии, Скрепясь, решился я

Старый пруд

Над тинистым, старым прудом В раздумье стоял я, и мнилось: Не время ль минувшее в нем, Как образ живой, отразилось? Поросшие злаком густым, Его

Безветрие

Широко спит морская глубина, И одинок, в равнинах океана, Стоит корабль, как призрак великана; В пучине тень его отражена. Недвижим он средь неподвижной влаги;

Лен

Лен, наш кормилец ленок, Вся на тебя лишь надежа: Подать ты нам и оброк, Ты нам и хлеба кусок, Ты и одежа. Всем бы

Народ

Знаком с тобой я чуть ли не с пеленок. Народ великорусских деревень! Ты продирал глаза еще спросонок, Прозрел едва в тот незабвенный день, Когда

Окно в Европу

Знать, одолел мороз трескучий, Знать, было на Руси темно, Коль сильным взмахом царь могучий В Европу прорубил окно. Не нам судить, за что обрек

Русские песни

Погаснет скоро блеск багряный; Садится солнце; стынет жар, И над просторною поляной Уже встает вечерний пар. Слой облаков прозрачно-тонок, Влажна высокая трава, А воздух

Теперь, когда прошло уж много дней

Теперь, когда прошло уж много дней От роковой, нежданной нашей встречи, И в памяти минувшее — бледней, И нет уже о невозвратном речи; Теперь,

Обольщения

По взморью мы в сумраке плыли… Чуть слышно плескались струи, Восторженно-молоды были Желанья и грезы мои. И — диво! Два неба звездами Сияли во

Наполеон и смерть

За стены спрятавшись Седана И напролет не спавши ночь, Наполеон поднялся рано: Чем горю — думает — помочь? И вот, взмостясь на укрепленья И