Стихотворения поэта Жданов Игорь Николаевич

Не пришла, а обрушилась осень

Не пришла, а обрушилась осень, Я не думал, не звал, не хотел. Мрут друзья, как трава на покосе. Взмах за взмахом — и мир

Ты помолчи — и молча взвесь

Ты помолчи — и молча взвесь Все сущее в судьбе, Мне что-то здесь не по себе, Тебе — не по тебе. Заглох родник, иссяк

Кончился большой и щедрый мир

Кончился большой и щедрый мир, Где на всем отдохновенье глазу. Кто же в нем живое покорил, Кроме рака, спида и проказы? Сгинул мир, задуманный

Дурдом

Вот сижу я посреди России, Место называется — дурдом. Где меня рогатые носили? — Нынче вспоминается с трудом. В листопадах медленных и длинных, Посреди

Срывая календарные листки

Срывая календарные листки В той коммуналке, за перегородкой, ­ Ростки сознанья, слабые ростки, Вы заливали водкой, водкой, водкой. Вот так и доживали до седин

Вольному — воля, Спасенному — рай

Вольному — воля, Спасенному — рай. Жизнь моя кончена, Дальше играй, мудрый спаситель. Зло и добро у меня позади, Все отболело, замкнулись пути, Странник

Карантин

I Ну и жизнь! Ни встать ни сесть… И куда девалась прыть? Может, сладкого не есть? Может, горькую не пить? Вся братва больным-больна, Не

С вами я больше не пью и ничуть не боюсь

С вами я больше не пью и ничуть не боюсь. Злобные звери и трусы, прощайте, прощайте. Я уезжаю – не выдаст широкая Русь. Вы

Осенний этюд

Фиолетовой стала вода От холодного неба. Городские рабы, как всегда, Просят «зрелищ и хлеба». В черных сучьях вороны орут, Воробьи озоруют. Как обычно, сенаторы

Скоморох

Очнулся, разметав постель, Беспамятный — безгрешный. Кричу: — А где моя сопель И мой гудок потешный? — Ору: — Куда ушла жена? Лишь в

Не пилось, не читалось

Не пилось, не читалось, Не работалось мне. Вековая усталость Словно горб на спине. И ухмылка урода Замыкает уста. Думал — это свобода, А она

Я устал от препон и запретов

Я устал от препон и запретов, Но одно поимейте ввиду: К поголовью Союза поэтов В подпевалы уже не пойду. Сколько лет тишина разрасталась И

Баллада с моралью

I Ненаписанные драмы Были в старые века… Дождь и ночь в оправе рамы Портового кабака. Острый холод родниковой Этой ночи роковой, Громкий гомон бестолковый

Разрасталась Россия

Разрасталась Россия, — размах и восторг, Закипали сердца под тулупами. Все пути, Что на Север, на Юг и Восток Густо выстланы русскими трупами. Нашей

Я пытался стать земледельцем

Я пытался стать земледельцем, Как умел, конопатил дом. Года за три устал надеяться, Прогорел и остыл потом. Не бродягой каким отпетым, Не шпаной —