Стихотворения поэта Бенитцкий Александр Петрович

Гробница друга

Над кем мой взор встречает Сей памятник в полях? Чей остов истлевает В песчаных сих степях? Над кем стоит ветвистый Дуб гордый, наклонен? Над

Ручеек

Без шуму через луг зеленый Кристальный ручеек бежит, Древесной тенью покровенный, Все катится и все молчит. Приди, о странник, прохладися, Приди здесь жажду утолить

К статуе Амура

Кто б ни был ты! склонись перед младенцем сим: Он был владыка твой, иль есть, иль будет им.

Вдова. Сказка

В каком-то городке земли Магометанской Селим, супруг Фатимы молодой, Веревкой ли султанской, Приспевшею ль чредой, Иль силою пилюль турецкого Санграда, Как ни было б,

Прочь, прочь, прохожие

«Прочь, прочь, прохожие! вон там сатирик спит; Кусался он живой, и мертвый, может быть, Укусит». — «Мудрено истлевшему». — «Нимало: Перо и злой язык

Задумал в брак вступить Кондрат

Задумал в брак вступить Кондрат; Шутить не любит он, задумал и — женат. «На ком?» — А бог знает! На девушке прекрасной, — Так

Эпитафии

1 Тут странник, мот лежит: он жизнь свою скончал С досады, что никто взаймы уж не давал. 2 Здесь Рюмкин схоронен; под Вакха знаменами

Возвращение Бахуса из Индии. Дифирамб (Из соч. Вилламова). Вольный перевод с немецкого

Хор сатиров Эван, эвое! победитель! Зевеса златорогий сын! Тебе послушны бурны воды, Покорен Тартар и Олимп. Столкнем наполненные чаши Пенистым нектаром, столкнем! Эвое! весело

Летняя ночь

Когда мерцание серебряной луны Леса дремучи освещает И сыплет кроткие лучи на купины, Когда свой запах разливает Душиста липа вкруг синеющих лесов И землю,

Весна

Сияюща в лучах сребристых, Угрюмая природы дочь, Царица стран холодных, льдистых, Уже от нас сокрылась прочь. И се, спускается младая С высот эфирных к

Развалины

Престол немого разрушенья, Жилище мертвой тишины! Где среди мрака и истленья Текут свинцовы время дни; Где алчный зев его пространный Столпы поверженны грызет И

Печаль

О бич душ нежных и злосчастных, Утех и удовольствий тать, Подруга эвменид ужасных, Отчаяния грозна мать! Оставь пещеры ада темны, Оставь вертепы той страны,

Отчаянная любовь

Всего несноснее презренье, Которым платят за любовь; Тогда и жизнь — не жизнь: мученье; Тогда под тяжестью оков Злосчастный вмиг изнемогает; Он стонет, сохнет,

К Амуру

Божество Амур прекрасно, Царь небесный и земной, Все тебе везде подвластно, Царствуй также надо мной. Долго счастья я искала, Прелестей твоих не знав, Наконец

К портрету

Чему смеетесь вы, Что мой портрет без головы? В числе несмысленных я авторов считаюсь: И так не кстати ли без ней изображаюсь?