Стихотворения поэта Бенитцкий Александр Петрович

Возвращение Бахуса из Индии. Дифирамб (Из соч. Вилламова). Вольный перевод с немецкого

Хор сатиров Эван, эвое! победитель! Зевеса златорогий сын! Тебе послушны бурны воды, Покорен Тартар и Олимп. Столкнем наполненные чаши Пенистым нектаром, столкнем! Эвое! весело

Летняя ночь

Когда мерцание серебряной луны Леса дремучи освещает И сыплет кроткие лучи на купины, Когда свой запах разливает Душиста липа вкруг синеющих лесов И землю,

Весна

Сияюща в лучах сребристых, Угрюмая природы дочь, Царица стран холодных, льдистых, Уже от нас сокрылась прочь. И се, спускается младая С высот эфирных к

Развалины

Престол немого разрушенья, Жилище мертвой тишины! Где среди мрака и истленья Текут свинцовы время дни; Где алчный зев его пространный Столпы поверженны грызет И

Печаль

О бич душ нежных и злосчастных, Утех и удовольствий тать, Подруга эвменид ужасных, Отчаяния грозна мать! Оставь пещеры ада темны, Оставь вертепы той страны,

Отчаянная любовь

Всего несноснее презренье, Которым платят за любовь; Тогда и жизнь – не жизнь: мученье; Тогда под тяжестью оков Злосчастный вмиг изнемогает; Он стонет, сохнет,

К Амуру

Божество Амур прекрасно, Царь небесный и земной, Все тебе везде подвластно, Царствуй также надо мной. Долго счастья я искала, Прелестей твоих не знав, Наконец

К портрету

Чему смеетесь вы, Что мой портрет без головы? В числе несмысленных я авторов считаюсь: И так не кстати ли без ней изображаюсь?

Награда

Мне Стелла сказала: “Алексис, сложи Ты песенку Стелле, И будешь моим”. Вмиг песня готова. Что ж Стелла? Она Певца похвалила, С улыбкой сказав: “Отныне,

Язык любви

Во храм Пафосский я пришел, Дабы там языку любви мне научиться. Но что ж? Вступя в него, я тотчас онемел – Немым я должен

Клятва

Клянусь, о Делия, навек тебя забыть! Клянусь, неверная, что более любить Не стану никогда! Мне женщины несносны; Довольно я влачил оковы их поносны, Довольно

Кончина Шиллера

Там увидимся мы опять, или – никогда… Трагедия “Разбойники” Зри! – там звезда лучезарна В синем эфире, Светлой протягшись чертою, Тихо померкла. Рок то;

Две картины. Из Антологии

“Как думаешь, – вопрос Менестрат сделал мне, – Чего бы стоили мои картины: Вот этот Фаэтон, сгорающий в огне, И сей Девкалион, что тонет

Счастие

“Наставь меня, мудрец, как счастие найти? Тебе, я думаю, оно известно?” – Ближайших три к нему пути: Будь подл, но это, знай, и трудно,

Трус

Гремит!.. От общего смятенья Я тотчас дале уберусь И в погребе кругом запрусь. Небось вы мыслите, что я ищу спасенья От грому и янтарного