Стихотворение "Бог в нравственном мире" Востоков Александр Христофорович

Да воспоет иной, с Клопштоком и Мильтоном,
Миров и ангелов творца;
Или ко всецарю, в мольбе, псаломским тоном,
Свое и наше воскрилит сердца:
Природы в чудесах его изображает,
Величием его наш разум поражает.

Я в мире нравственном содетеля пою.
Не нужно отлетать мне в сферы неизвестны.
Земля, на коей мы дышим, — феатр нетесный,
Где узрю, господи, премудрость я твою!
В деяньях, в помыслах искать тебя я буду,
И в заблуждениях людских.
Ты сам невидимо присутствуешь повсюду;
Все к исполнению намерений твоих!

Тобой рождаются, цветут, падут народы.
Что пало, вновь взойдет, и плод даст, что цвело.
Из свитка вечности ты развиваешь годы,
Несущи благо нам и зло.
Зло? — но оно таким для нас, для малозрящих!
Противно детям так целебно питие,
Чем против воли их, в болезнях, им грозящих,
Блюдут родители их нежно бытие.

Из нечетов лишь чет, из хаосов порядок —
Сии ты всем вещам законы начертал!
Ты хочешь, чтоб покой был утружденным сладок,
И да не пожнет тот, кто нивы не вспахал.
В трудах и бедствиях лишь доблесть познается,
И мудрость лишь одним неленостным дается.

Но если видится нам злобы торжество,
Неправосудие коль правду угнетает,
Лукавство простоте коль сети соплетает,
Коль жертва сильного слабейше существо, —
Злодеев счастию завидовать не будем!
Земные благи все оставим в их руках:
Недостает сим жалким людям
Первейшего из благ —
Спокойствия души и сердца неукорна.

Блажен владеющий сокровищем таким!
Он если бы и пал плачевной жертвой злым,
Ему и смерть триумф — им жизнь гнусна, позорна.
Их души под бичом твоим.
Незримые твои удары настигают
Повсюду их. Вотще от оных убегают,
Жегомой совестью душе ища прохлад
В стяжаньях, в роскошах и в шуме ложной славы!
Им всяко место, всякий час им ад,
Коль путь оставлен ими правый.
Но тот, кто столько зол, что совесть заглушил,
Наказан самою бесчувственностью будет.
Помрет он скотски, так, как жил,
И заслуженного в сем мире не избудет
Ни злой, ни добрый человек.

Откуда мы пришли, куда пойдем — не знаем;
Но не без бога наш земной проходит век:
Не глас ли божий мы в самих себе внимаем,
Глас одобрений и упрек?
Не богом ли самим в нас светит разум здравый
Сквозь мрак безумия, с которым он в борьбе?
Сквозь беснование разврата добры нравы
Идут из века в век — не по его ль судьбе?
На всех твоя судьба, о боже, оправдится:
Без воли твоея ничто не совершится,
А воля есть твоя — порядок всех вещей.

И ежели доднесь убийственных мечей
И огнедышащих бойниц не покидаем,
Средь мира даже тысящью смертей,
Распутством, завистью, враждой себя снедаем, —
В том не иное зрю, как благотворный ветр,
Который бурями стихии очищает,
Застаиваться им мешает.
Он минет — и земля из освеженных недр
Нам жизни новые произведет с избытком,
И новый разольет нектар в эфире жидком.

Железо лютыя войны
Разорет недро тишины,
И улучшается народов целых жребий.
Бич Божий — Аттила и грозный Тамерлан
Не навек претворят края цветущи в степи;
Коммод какой-нибудь, неистовый тиран,
80 На человечество наложит тесны цепи
На малый токмо час. Оно все узы рвет
И с новой силою к добру свой имет ход.

Как мир физический живет движеньем,
Моральный мир живет к добру влеченьем,
И в боге обое соединенны суть.
Он движитель систем планетных,
Малейших и больших — равно нам неприметных;
И он же всем к добру, ко счастью кажет путь;
Вернейшим счастия залогом
Свой истый огнь — любовь вложивый в нашу грудь,
Не посему ли ты наименован богом
Издревле от языков всех,
Которы естества смотрели чудный бег,
Там солнце и луну, там звезды, метеоры,
Здесь многоплодные поля, леса и горы, —
Младенческие их недальновидны взоры
В одних явлениях живоподобных тех
Тебя искали
И поклоненье им со страхом воздавали,
Но мы, питомцы опытных времен,
Превыше ставшие природных феномен,
Которы мыслию берем в свое подданство
Стихии, время и пространство, —
Познали, что сей мир, толикого добра
Вместилище, сей мир, толико благолепный,
Есть преходящая и грубая кора,
Под коею живет духовный мир бессмертный,
А оного душа и центр есть ты,
Источник истины, источник красоты!
Велик в явлениях физической природы,
Ее же действием и ходом правишь сам,
Но более велик в явлениях свободы,
Тобой дарованной моральным существам!
Дар драгоценнейший! Дабы они равнялись
С тобой — своим бы лишь рассудком управлялись
В набрании себе путей:
Рабами ль быть, или — царями быть страстей,
В судьбе души своей всевластны,
Почтенны и тогда, когда чрез то несчастны, —
То заблужденный шаг свободы был,
Она ж всегда святее принужденья.
Инстинкт звериный чужд порока, заблужденья,
Зато лишен и тех парящих к богу крил,
Которы суть удел свободных, умных сил.
Как орлий птенцы расправят
Растущи перья мышц своих,
С веселием гнездо оставят,
Где воспиталося слепое детство их, —
Так точно человек, познав себя духовным,
Уже не прилеплен к земле:
Мерзя всем тленным и греховным,
Подымет ангельски криле —
И в лоно бога возлетает,
И черплет в полноту души оттоль любовь,
Которую потом на ближних изливает
Посредством дел своих и слов.

Любовию он строит грады,
Триумф и славу общежития,
Ведет людей к законам правды,
Их человечество им чувствовать дая,
Любовью силен он над поздними веками;
И за священные дары ея
Достойно иногда могли прослыть богами
Благотворители, наставники людей.

Таков божественный был древле Моисей,
Законодатели, святители, пророки,
Которых чистая душа и ум высокий —
Изображения суть бога самого, —
Достойнейшие те возвестники его!
Венец на сей земле всех божиих творений
Есть человечества неутомимый гений,
Ему же покорен весь свет.
Трудам и розыскам его пределов нет;
Упорнейшие он преграды разрушает,
Себя и мир усовершает…
Зачем? — Изящное и доброе любя,
Он в мире и в себе желает зреть тебя!
О, если бы — кого зрит в мире вездесущим,
Того он зрел всегда в душе своей живущим
И шествовал того путем, —
Счастлив бы человек был в мире сем!
Его в объятия свои зовет Природа
И наслаждения чистейшие сулит,
Всяк возраст жизненный и всяко время года
Разнообразно веселит.
Забота бледная подчас его тревожит,
Болезнь и бедствие хотят его препнуть, —
Но трудность в нем охоту множит
Ко храму счастья досягнуть.
Любовь к отечеству и должность гражданина,
Любовь семейная, отца, супруга, сына —
Рождают много слез, но сколько ж и отрад!
А с бедным иногда и плакать кто не рад!
И все те сладости любовь нам доставляет, —
Любовь, которая символ твой составляет,
Всесохраняющий отец!..
Да принесут тебе все люди дань сердец!
Как утренний туман, исчезнет
Мрак умственный, душевный хлад,
И солнце милости воскреснет,
Чтобы проникнуть в самый ад.

Тогда твоя любовь землей возобладает,
Всех, всех обрадует златой ее восход,
Ожесточеннейший в лучах ее растает,
Как в теплом солнце вешний лед.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
Вы сейчас читаете стих Бог в нравственном мире, поэта Востоков Александр Христофорович