Стихотворения поэта Брюсов Валерий Яковлевич

Фабричная

Как пойду я по бульвару, Погляжу на эту пару. Подарил он ей цветок — Темно-синий василек. Я ль не звал ее в беседку? Предлагал

Пророчества весны

В дни отрочества я пророчествам Весны восторженно внимал: За первым праздничным подснежником, Блажен пьянящим одиночеством, В лесу, еще сыром, блуждал. Как арка, небо над

Данте в Венеции

По улицам Венеции, в вечерний Неверный час, блуждал я меж толпы, И сердце трепетало суеверней. Каналы, как громадные тропы, Манили в вечность; в переменах

Дома

Я люблю высокие дома, Где небо чуть светит у крыши, Я люблю высокие дома,- И тем больше люблю, чем они выше. Мне грезится город,

Слепой

Люблю встречать на улице Слепых без провожатых. Я руку подаю им, Веду меж экипажей. Люблю я предразлучное Их тихое спасибо; Вслед путнику минутному Смотрю

Юргису Балтрушайтису

Нам должно жить! Лучом и светлой пылью, Волной и бездной должно опьянеть, И все круги пройти — от торжества к бессилью, Устать прекрасно,- но

И ночи и дни примелькались

Последний день Сверкал мне в очи. Последней ночи Встречал я тень. А. Полежаев И ночи и дни примелькались, Как дольные тени волхву. В безжизненном

Поцелуи

Здесь, в гостиной полутемной, Под навесом кисеи Так заманчивы и скромны Поцелуи без любви. Это — камень в пенном море, Голый камень на волнах,

Антоний

Ты на закатном небосклоне Былых, торжественных времен, Как исполин стоишь, Антоний, Как яркий, незабвенный сон. Боролись за народ трибуны И императоры — за власть,

В первый раз

Было? Не знаю. Мальстремом крутящим Дни все, что было, сметают на дно. Зельем пьянящим, дышу настоящим, Заревом зорь мир застлало оно. Прошлое сброшу, пустую

Sed non satiatus (Но не утоленный)

Что же мне делать, когда не пресыщен Я — этой жизнью хмельной! Что же мне делать, когда не пресыщен Я — вечно юной весной!

Портрет

Привык он рано презирать святыни И вдаль упрямо шел путем своим. В вине, и в буйной страсти, и в морфине Искал услад, и вышел

Жрец Изиды

Я — жрец Изиды Светлокудрой; Я был воспитан в храме Фта, И дал народ мне имя «Мудрый» За то, что жизнь моя чиста. Уста

Последнее желанье

Где я последнее желанье Осуществлю и утолю? Найду ль немыслимое знанье, Которое, таясь, люблю? Приду ли в скит уединенный, Горящий главами в лесу, И

Ранняя осень

Ранняя осень любви умирающей. Тайно люблю золотые цвета Осени ранней, любви умирающей. Ветви прозрачны, аллея пуста, В сини бледнеющей, веющей, тающей Странная тишь, красота,