Стихотворения поэта Гольц-Миллер Иван Иванович

Дай руку мне, любовь моя

Дай руку мне, любовь моя, Дай руку мне смелей! Милей всех благ мне речь твоя И блеск твоих очей. Не слаб мой дух, и

К моей песне

Ой ты, песня моя, ой ты, радость моя, Верный спутник, товарищ в злой доле! Будь ты вечно со мной, не покинь ты меня, Будь

Другу

Не кручинься, друг любезный, Грусть стряхни с души долой, Ведь тоскою бесполезной Не изменишь жизни строй!.. Верь, что боремся не тщетно Мы с насильем

По прочтении книги Бокля «История цивилизации

Был мрак. По временам во мраке этом То здесь, то там вдруг вспыхивал костер, Чтоб осветить на миг кровавым светом Фигуры мрачных иноков. Их

В грозу

Небо насупилось тучами черными, Молнии ярко режут глаза, Блещут, сверкая лучами узорными,- Жутко смотреть — так взыгралась гроза! Но отчего же грозой не любуюсь

Чем не гражданин?

Нету в нем безумной гордости — Наважденья сатаны, Нету духа непокорности Ко преданьям старины; Сумасбродными затеями Он мальчишек не пленен, Вольнодумными идеями Тихий нрав

Критянка в море

На скале у моря, полная печали, Женщина с ребенком на руках сидит, Взором утонула где-то в синей дали И, забывшись, к морю грустно говорит:

К родине

Хоть и не сладок мне, о родина, твой дым И более упреков, чем благословений, Я посылал тебе, хоть пред лицом твоим Я никогда не

Когда же?

И день иде, и ничь иде… И, голову схопивши в руки, Дивуесся — чому не йде Апостол правди и науки?! Т. Шевченко Когда ж,

Путь мой лежит средь безбрежных равнин

Путь мой лежит средь безбрежных равнин, Все здесь цветет, зеленеет, Только от этих роскошных картин Скорбью тяжелой мне веет. Сердце привычно сжимает печаль. Очи

Отцам

Вы — отжившие прошлого тени, Мы — душою в грядущем живем; Вас страшит рой предсмертных видений, Новой жизни рассвета мы ждем. Вы томитесь под

Мой дом

И невелик, и небогат, И непригож мой дом, И только наш брат, демократ, Жить ухитрится в нем. Два стула, стол, комод, диван, Надломанный чуть-чуть,

Родина-мать! твой широкий простор

Родина-мать! твой широкий простор Скорбные думы наводит…. В нашей земле по ночам, точно вор, Мысль, озираяся, бродит… Мысль, озираяся, бродит, как вор, Словно убийца,

XIX век

Духом свободный, хотя бы в цепях были руки, Я никого о спасеньи своем не молю; Верую в Разум, надеюсь на силу Науки И Человека,

«Слу-шай!

Как дело измены, как совесть тирана, Осенняя ночка черна… Черней этой ночи встает из тумана Видением мрачным тюрьма. Кругом часовые шагают лениво; В ночной