Стихотворения поэта Горбунов-Посадов Иван Иванович

Молодость хоронила

Молодость хоронила, тяжко страдая, тебя. Молодость лила над тобой свои жаркие слезы. Молодость бросала на твою могилу, бесконечно любя, Свои цветы — свои мечты,

Счастлив тот

Счастлив тот, кто любит все живое, Жизни всей трепещущий поток, Для кого в природе все родное, — Человек, и птица, и цветок. Счастлив тот,

В камере № 23

О, как тяжела ты, тюремная мгла! Каким же сегодня ты камнем давящим На бедное сердце ее налегла! Как тяжек был день весь под жаром

Мама

Давно креста нет на твоей могиле, Давно следа нет меж других могил… Других, чужих, давно уж схоронили, Где милый прах, рыдая, я зарыл. Зачем

Только станут поля

Только станут поля и леса увядать, Только первые листья падут, Ты придешь на далеком кладбище искать Мой последний, мой душный приют. Ты найдешь там

В тюремном карцере

Блаженны исполняющие волю пославшего их в мир ибо воля его — любовь. На голом, холодном, вонючем полу Он лежит, И крыса ночами чрез тело

О. Ф. Миллеру

О, боже, до чего их травля довела! Ты, наш незлобивый, кротчайший наш учитель, Наследства гениев восторженный хранитель, Объявлен сеятелем зла. Да, если зло —

Крик

На рельсах найден с отрезанной поездом головой юноша, при котором нашли записку о том, что он лишает себя жизни, чтобы обратить внимание на невыносимое

Звенят бубенчики

Звенят бубенчики, звенят, И тройка в даль летит. Кого, как вихрь, все мчит она, Кого унесть спешит? Сквозь пыль мелькает лишь мундир Да серый

Вечная память

У этого одинокого, серого, некрашеного гроба С лежащей на нем солдатской фуражкой, Около которого нет ни отца, ни матери, ни брата, Ни родных… никого…

Из юношеской тетради

Убаюкай меня, дорогая, Убаюкай в объятьях своих, И, под нежную речь засыпая, Я забуду о муках моих, Я забуду о жгучих рыданьях, Накипевших в

В Христову ночь

(Посвящаю дорогому брату Н. И. Горбунову). I. В Христову ночь то было. Предо мной Вдоль исполинской лестницы соборной Спешившая толпа текла рекою черной. В

Солдатский марш

Бей, барабан! Под звуки твои Скоро весь мир потонет в крови! Мы, солдаты, должны одно лишь знать: Убивать, умирать! Умирать, убивать! Ноги все, как

Марш смерти

На площади движется отряд в полном походном снаряжении. Солдаты — все юноши. Многие без­усые, совсем мальчики. Впереди бьет барабан. Барабанщик, страшно бледный, худой, как

На высоте (Из Шарля Бодлэра)

Над туманом озер, над цепями холмов, Над потемками рощ, и долин, и морей, Сквозь дрожащий эфир, сквозь сиянье лучей, За пределы разбросанных звездных миров,