Стихотворения поэта Горбунов-Посадов Иван Иванович

Вечная память

У этого одинокого, серого, некрашеного гроба С лежащей на нем солдатской фуражкой, Около которого нет ни отца, ни матери, ни брата, Ни родных… никого…

Из юношеской тетради

Убаюкай меня, дорогая, Убаюкай в объятьях своих, И, под нежную речь засыпая, Я забуду о муках моих, Я забуду о жгучих рыданьях, Накипевших в

В Христову ночь

(Посвящаю дорогому брату Н. И. Горбунову). I. В Христову ночь то было. Предо мной Вдоль исполинской лестницы соборной Спешившая толпа текла рекою черной. В

Солдатский марш

Бей, барабан! Под звуки твои Скоро весь мир потонет в крови! Мы, солдаты, должны одно лишь знать: Убивать, умирать! Умирать, убивать! Ноги все, как

Марш смерти

На площади движется отряд в полном походном снаряжении. Солдаты – все юноши. Многие без­усые, совсем мальчики. Впереди бьет барабан. Барабанщик, страшно бледный, худой, как

На высоте (Из Шарля Бодлэра)

Над туманом озер, над цепями холмов, Над потемками рощ, и долин, и морей, Сквозь дрожащий эфир, сквозь сиянье лучей, За пределы разбросанных звездных миров,

Минуты отдыха (Из Сюлли Прюдома)

Я отдохну тогда в траве густой и нежной, Прильнув к ней головой, глаза полузакрыв, Боясь смутить струей дыхания мятежной Благоуханье роз и красок перелив.

Красное пятно

I. Ночью. Какою мукой беспредельной Душа полна!.. О, эти ночи страшные без сна, Когда в застывшей бледности смертельной Передо мной толпятся лица тех, На

Молодость

Молодость милая, молодость, ясная, Годы чистейших порывов и слез, Молодость светлая, дивно прекрасная, Царство великих дерзаний и грез, Вся ты горение. Вечно тревожная, Вся

Народный учитель

Средь тундры сибирской, в промерзлой пустыне Поселок заброшен глухой. Прикован к нему он, не могший с царизмом Ужиться свободной душой. Учителем был он, и

В семье (Перед чужим чистым счастьем)

Дождь сегодня так злобен и вечер так мглист. За окном уж нигде не увидишь огней. Точно стон из холодного мрака полей Чуть доносится поезда

Кровавое знамя

Долой кровавое знамя, Кровавое знамя войны! Братской кровью поля все полны Вспыхни, любви великое пламя, Свергни кровавые цепи войны! Долой, кровавое знамя, Кровавое знамя

Из песен о голоде: Мать

Снежная вьюга метет да метет… Через сугробы тяжко ступая, Голодная мать через силу бредет, Иззябшей рукой дитя прижимая. Близок уж вечер. Темнеет в полях.

Студенты (Памяти Л. Н. Толстого)

Они идут, идут толпами, И взоры их огнем горят, И молодыми голосами Как громом улицы шумят. Толстой скончался, их великий, Потрясший души их пророк,

Когда звездою путеводной

Когда звездою путеводной Тебе чуть Истина блеснет, С душою смелой и свободной Спеши, куда Она зовет! О, знай, мой брат, нет выше доли Ее