Стихотворения поэта Горбунов-Посадов Иван Иванович

Туманного вечера тени

Туманного вечера тени Ложились над сонной землею, Цветник мой и гроздья сирени Давно унизались росою. Как мрамор бледна, ты сидела С мечтою своей одинокой

Враги

1. Сияло солнце в небесах, И птицы где-то звонко пели. А в окровавленных кустах Два трупа страшные чернели. Один пруссак был, а другой Французских

Брат рабочий

Брат рабочий, остановись на мгновенье! Там, вдали, ты видишь это виденье? Страшная яма в земле, Бомбой взорванной, Мозг в разможженной солдатской торчит голове, Бомбой

Был вечер, петербургский

Был вечер, петербургский, туманный, промозглый… На набережной канала Она встретилась мне. Худа… Бледна… «Пойдемте ко мне», — она сказала, Осипшим голосом тихо сказала она.

Нам жизнь дана

Нам жизнь дана, чтобы любить, Любить без меры, без предела, И всем страдальцам посвятить Свой разум, кровь свою и тело. Нам жизнь дана, чтоб

Ах ты, воля, моя воля

Ах ты, воля, моя воля, Золотая ты моя! Воля — сокол поднебесный, Воля — светлая заря. Не с росой ли ты спустилась, Не во

Свинцовая пыль

1. Над кассами со свинцовыми буквами Склоняются бледные лица наборщиков, Движутся быстро привычные руки. Буква за буквой прижимаются друг к дружке, И набрано слово.

На перепутьи

Снова мы вместе, родная моя. Завтра, чуть свет, перед новой разлукою Снова заплачет с глубокою мукою Бедная мама, голубка моя. Крепко меня ты прижала

Колыбельная (Из Теннисона)

Тихий и нежный, тихий и нежный Ветер с зеленых волн океана, Дуй к нам сильнее из дали безбрежной, Ветер с зеленых волн океана! Быстро

Памяти друга (Н. В. Емельянова)

Мой милый друг, друг юных дней, Ты вновь стоишь передо мною С волной каштановых кудрей, С твоею пламенной душою. В дни бедной радостью весны

Кровь на рельсах. (Из переживаний русско-японской войны)

I. Станция. Проводы. Солдаты. Дети. Матери. Жены. Последние, может, пред смертью кровавой объятья… Женщина в судоргах бьется… Старухи жалкие стоны… Муж падает с сердца

Погром

Памяти студента Блинова «Бей! Бей жидов!» неслись отвсюду крики, И, пьяные, в крови, темны, жестоки, дики, Они врывалися, как звери, внутрь домов, И кровь

Молодость хоронила

Молодость хоронила, тяжко страдая, тебя. Молодость лила над тобой свои жаркие слезы. Молодость бросала на твою могилу, бесконечно любя, Свои цветы — свои мечты,

Счастлив тот

Счастлив тот, кто любит все живое, Жизни всей трепещущий поток, Для кого в природе все родное, — Человек, и птица, и цветок. Счастлив тот,

В камере № 23

О, как тяжела ты, тюремная мгла! Каким же сегодня ты камнем давящим На бедное сердце ее налегла! Как тяжек был день весь под жаром