Стихотворения поэта Губанов Леонид Георгиевич

Написано в Петербурге

А если лошадь, то подковы, что брюзжат сырью и сиренью, что рубят тишину под корень неисправимо и серебряно. Как будто Царское Село, как будто

Чаевые черной розы

Прошлое! Пусти меня, пожалуйста, на ночь! Это я бьюсь бронзовой головой в твои морозные ставни… И закрой меня на ключ, от будущего напрочь, Умоляй,

Когда румяный мой ребенок

Когда румяный мой ребенок хрустальной ночью плачет зря в глазах любимо-утомленных читаю рукопись царя. Когда коробит лепрозорий перчатки Пушкина в аду, я вдохновенье как

Бандероль священно любимому

Александру Галичу Молись гусар пока крылечко алое, сверкай и пой на кляче вороной пока тебя седые девки балуют и пьяный нож обходит стороной. Молись

Природа плачет по тебе

Природа плачет по тебе, как может плакать лишь природа. Я потерял тебя теперь, когда лечу по небосводу Своей поэзии, где врать уже нельзя, как

Малевич

Я — красный круг. Я — красный круг. Вокруг меня тревожней снега Неурожай простывших рук Да суховей слепого смеха. К мольбе мольберты неладны. Затылок

Я беру кривоногое лето коня

Я беру кривоногое лето коня, как горбушку беру, только кончится вздох. Белый пруд твоих рук очень хочет меня, ну а вечер и Бог, ну

Осень (акварель)

В простоволосые дворца Приходишь ты, слепая осень, И зубоскалят топоры, Что все поэты на износе, Что спят полотна без крыльца, Квартиросъемщиками — тени, И

Ван Гог

Опять ему дожди выслушивать И ждать Иисуса на коленях. А вы его так верно сушите, Как бред, как жар и как холера. Его, как

Августовская фреска

Алене Басиловой И грустно так, и спать пора, но громко ходят доктора, крест-накрест ласточки летят, крест-накрест мельницы глядят. В тумане сизого вранья лишь копны

Ты яблочно грустна

Ты яблочно грустна. Я — тайно даровит. И я теперь узнал, Что осень догорит. Что на святой пирог И шаткость корабля напишет эпилог Промокшая

Рембо

Я — одноногая река. И мне сама судьба велела Качать зеленые века Паршивый парусник Верлена. Я — мот. Я — ряба. Я — поклон,

Обиженный интерьер

Собаки лают — к просьбам, Волчицы воют — к хлебу, А у меня и просек До тех загадок не было. Пожарник пляшет — к

Шалаш настроения

Все будет у меня — и хлеб, и дом, и дождик, что стучит уже отчаянно, как будто некрещеных миллион к крещеным возвращается печально. Заплаканных

Ночь

У меня волосы — бас До прихода святых верст, И за пазухой вербных глаз — Серебро, серебро слез. По ночам, по ночам — Бах