Стихотворения поэта Иванов Георгий Владимирович

Туман. Передо мной дорога

Туман. Передо мной дорога, По ней привычно я бреду. От будущего я немного, Точнее — ничего не жду. Не верю в милосердье Бога, Не

Тяжелые дубы, и камни, и вода

Тяжелые дубы, и камни, и вода, Старинных мастеров суровые виденья, Вы мной владеете. Дарите мне всегда Все те же смутные, глухие наслажденья! Я, словно

Настанут холода

Настанут холода, Осыпятся листы — И будет льдом — вода. Любовь моя, а ты? И белый, белый снег Покроет гладь ручья И мир лишится

Все чаще эти объявленья

Все чаще эти объявленья: Однополчане и семья Вновь выражают сожаленья… «Сегодня ты, а завтра я!» Мы вымираем по порядку — Кто поутру, кто вечерком

Рассказать обо всех

Рассказать обо всех мировых дураках, Что судьбу человечества держат в руках? Рассказать обо всех мертвецах-подлецах, Что уходят в историю в светлых венцах? Для чего?

Хорошо, что нет Царя

Хорошо, что нет Царя. Хорошо, что нет России. Хорошо, что Бога нет. Только желтая заря, Только звезды ледяные, Только миллионы лет. Хорошо — что

Погляди: бледно-синее небо покрыто звездами

Погляди, бледно-синее небо покрыто звездами, А холодное солнце еще над водою горит, И большая дорога на запад ведет облаками В золотые, как поздняя осень,

Нет в России даже дорогих могил

Нет в России даже дорогих могил, Может быть и были — только я забыл. Нету Петербурга, Киева, Москвы — Может быть и были, да

Наконец-то повеяла мне золотая свобода

Наконец-то повеяла мне золотая свобода, Воздух, полный осеннего солнца, и ветра, и меда. Шелестят вековые деревья пустынного сада, И звенят колокольчики мимо идущего стада,

Вновь губы произносят: «Муза»

Вновь губы произносят: «Муза», И жалобно поет волна, И, улыбаясь, как медуза, Показывается луна. Чу! Легкое бряцанье меди! И гром из озаренных туч, Персей

Снова снег синеет в поле

Снова снег синеет в поле И не тает от лучей. Снова сердце хочет воли, Снова бьется горячей. И горит мое оконце Все в узоре

Из облака, из пены розоватой

Из облака, из пены розоватой, Зеленой кровью чуть оживлены, Сады неведомого халифата Виднеются в сиянии луны. Там меланхолия, весна, прохлада И ускользающее серебро. Все

Синий вечер, тихий ветер

Синий вечер, тихий ветер И (целуя руки эти) В небе розовом до края,- Догорая, умирая… В небе, розовом до муки, Плыли птицы или звезды,

Как древняя ликующая слава

Как древняя ликующая слава, Плывут и пламенеют облака, И ангел с крепости Петра и Павла Глядит сквозь них — в грядущие века. Но ясен

Не о любви прошу

Не о любви прошу, не о весне пою, Но только ты одна послушай песнь мою. И разве мог бы я, о, посуди сама, Взглянуть