Стихотворения поэта Кобзев Игорь Иванович

Я не умею быть счастливым

Я не умею быть счастливым, Я легче трудности несу. Так часто людям некрасивым Костюм нарядный не к лицу. Мне петь бы песни в день

Hа Tверском бульваре

Бульвар и снег… Январская столица… Одетый снегом бронзовый поэт… И мне вдруг помнится его убийца, Нацеливший тяжелый пистолет… И всплыл Париж В конце былого

Старик

X. К. Яганову Почти что полтора столетья Весной он слышит, как в аул Сырой высокогорный ветер Доносит ледниковый гул… Старик садится у порога И

Гусляры

По веснам, да по зимушке, Да сквозь густы боры Гуляли по Россиюшке Бродяги-гусляры. Не трубадуры модные, В одежде золотой — Они певцы народные, Напев

Раздумье

Что-то я с горечью подмечаю: Стали со мною излишне дружны Разные праздные краснобаи, Бумагомараки и болтуны. Вспомнилась юность: как бились с врагами. Каждый шел

Нестеров

Когда порой решишь, что некого В искусстве взять за образец, Передо мною встанет Нестеров, Нежнейший русскости певец… Печаль весны и сладость осени И заревая

Голубая роза

Такая красавица прихоть любую Могла повелеть, как закон непреклонный. Хотелось ей розу иметь голубую! Пускай похлопочет садовник влюбленный!.. Но роз голубых на земле не

Выборы атамана

Шутка В Запорожском стане Громкий шум и гам: Избран казаками Новый атаман. В битвах самый бойкий, Самый удалой, Он сидит на бочке, Вертит головой.

Палехская шкатулка

Все тут исконно русское, Все из родимых мест: Парни, орешки лузгая, Ласковых ждут невест. А за холмами, вытянув Кованых войск ряды, С вызовом смотрят

Как Циолковский

Конечно, над ним коллеги Подтрунивали в Калуге — Куда? На Луну? В телеге? — Вы, батенька, близорукий. Коллеги его отчитывали (О, эта злая бездарь!):

Вешняя вода

Никакая радость Никогда Не поет, Как вешняя вода, Та, что вырывается На волю, Та, что растекается По полю! Поначалу нежно: Кап да кап –

Шоферы

Шоферы! Ухари шоферы! Я навсегда у вас в долгу За то, что дальние просторы Вы мне дарили на веку! В вас, одержимых вечным риском,

Детство

Веселый угольщик, пиринга белозубый. Набрал в машину озорных ребят, А сам глядит (не говорите: «глупо!»), Как малыши восторженно галдят. Они вернутся черные, как уголь,

В роддоме

В роддомовских светлых палатах Стерильная чистота, И нянечки в белых халатах На цыпочках входят сюда… Конфеты, цветы, апельсины Приносят сюда день и ночь, С

В Сокольниках

Был май заманчивый и шустрый, Он всем влюбленным помогал, И он серебряные люстры В вечернем небе зажигал. Кругом цвели иван-да-марья. В аллеях пели соловьи.