Стихотворения поэта Куняев Станислав Юрьевич

Церковь около обкома

Церковь около обкома приютилась незаконно, словно каменный скелет, кладка выложена крепко ладною рукою предка, простоит немало лет. Переделали под клуб – ничего не получилось,

Свет полуночи. Пламя костра

Свет полуночи. Пламя костра. Птичий крик. Лошадиное ржанье. Летний холод. Густая роса. Это — первое воспоминанье. В эту ночь я ночую в ночном. Распахнулись

Не то чтобы жизнь надоела

Не то чтобы жизнь надоела, не то чтоб устал от нее, но жалко веселое тело, счастливое тело свое, которое плакало, пело, дышало, как в

Как сотни лет тому назад

Как сотни лет тому назад, кричит петух в рассветной сини и дышит в окна старый сад дыханьем тлена и теплыни. На родине такая тишь,

От твоего приезда мало проку

…От твоего приезда мало проку — ты опоздал к березовому соку: теперь терпи до будущей весны. Тебя не дождались твои поляны, где плавают холодные

Как жарко трепещут дрова

Как жарко трепещут дрова, как воет метель за стеною, и кругом идет голова, и этому — песня виною… Пустые заботы забудь, оставь, ради бога,

А в жизни все те же законы

А в жизни все те же законы: повсюду, куда ты ни глянь, — то самые нежные стоны, то самая черная брань. Все стянуто в

Собаку переехала полуторка

Собаку переехала полуторка. Собака терпеливо умирала. Играли дети. Люди шли по улице. Шли мимо, а собака умирала. Я взял полураздавленного пса. Я удивился на

Родина встречает гололедом

Родина встречает гололедом, нежной стужей, золотым народом, синим ветром, облаком седым… Надо припадать к ее заботам, листопадам, ливням, ледоходам, к древним судьбам, к планам

Среди фантастических гор

Среди фантастических гор горящие веки закрою — увижу зеленый простор над неторопливой Окою и через Гиссарский хребет, минуя снега и отроги, почувствую серый рассвет

Этот юноша, ведший дневник

Этот юноша, ведший дневник, если верить словам сокровенным, был наивнее многих других — просто глуп, если быть откровенным. Этот юноша, ведший дневник, был так

Подымешь глаза к небесам

Подымешь глаза к небесам. Припомнишь людские печали, и сердце откроешь словам, что в древности вдруг прозвучали, как гром: — Возлюбите врагов! Живите, как вольные

Карл XII

А все-таки нация чтит короля – безумца, распутника, авантюриста, за то, что во имя бесцельного риска он вышел к Полтаве, тщеславьем горя. За то,

Не прадедовский дом

Не прадедовский дом — стандартная квартира, но сколько зим прошло, а значит, все равно есть угол у меня средь яростного мира, средь тысячи окон

Сколько нежности

Сколько нежности, сколько хлопот в каждом доме за каждою дверью! Всюду женщина — словно оплот, словно вызов любому неверью! Варит пищу. Стирает белье. Запасает