Стихотворения поэта Мартынов Леонид Николаевич

Вода

Вода Благоволила Литься! Она Блистала Столь чиста, Что — ни напиться, Ни умыться, И это было неспроста. Ей Не хватало Ивы, тала И горечи

Дедал

И вот В ночном Людском потоке Мою дорогу пересек Седой какой-то, и высокий, И незнакомый человек. Застыл он У подножья зданья, На архитектора похож,

Ночь перед весной

Весна ли, Оттепель ли просто — Еще не понимаем сами, Но трескается льда короста, И благостными голосами О чем-то хорошо знакомом Поет капель, и

Баллада о композиторе Виссарионе Шебалине

Что, Алеша, Знаю я о Роне, Что я знаю о Виссарионе, О создателе пяти симфоний, Славных опер и квартетов струнных? Мне мерещатся На снежном

Воспоминанья

Надоело! Хватит! Откажусь Помнить все негодное и злое — Сброшу с плеч воспоминаний груз И предам забвению былое. Сбросил! И от сердца отлегло, И,

Баллада о Николае Рерихе

Я думаю О Рерихе, О том, как он попал Проездом из Америки в Гоа и Каракал Путем, судьбой измеренным, в Москву на тридцать дней,

Дневник Шевченко

Теперь, Когда столь много новых книг И многому идет переоценка, Я как-то заново прочел дневник Шевченко. И увидел я Шевченко — Великого упрямца, хитреца,

Не будь увядшим гладиолусом

Не будь Увядшим гладиолусом, Все ниже голову клоня, Не говори упавшим голосом, Что это все из-за меня. Я силищей такой могучею Не помышляю обладать,

Первородство

По мненью бедноты, Мы — богачи: У нас все сказки делаются былью И вообще что хочешь получи,- Нам вручены ключи от изобилья. По мненью

О, если бы писали мы

О, если бы писали мы О том лишь, что доподлинно известно,- Подумайте, о трезвые умы, Как было бы читать неинтересно! Не думал бы Колумб,

Лето

Вот И лето на пороге: Реют пчелы-недотроги, Величаво карауля Привлекательные ульи, Чтобы всякие тревоги Потонули в мерном гуле, Как набаты тонут в благовесте, И

Терриконы

Вы, Степные исполины, Терриконы-великаны, Тащатся к вам на вершины Вагонетки-тараканы. И с вершин я шелест слышу, Шепчет осыпь:- Сыпьте, сыпьте, Громоздите нас превыше Пирамид

Мир

Мир велик! До того он велик, Что иные писатели книг, Испытав бесконечный испуг, Уверяли, что мир только миг, Лишь мгновение, полное мук, И оно

Поэзия

«Поэзия — мед Одина!» — вещали Когда-то скальды. Кто же Один? Он В Асгарде богом распри был вначале, Но, вечной дракой асов утомлен, Сошел

Радужность

Краски Являются элементарными, Но и оттенки не могут казаться утраченными. Ласточки — И те на закате Становятся вовсе прозрачными, будто янтарными… И не только