Стихотворения поэта Петров Сергей Владимирович

Третья рождественская фуга

Свет раскромсал полтьмы, как добрый каравай. Свет полоснул тебя. Не прячься в плечи! Горячего нутра во мраке не скрывай, последний хлебец, вынутый из печи!

«Приходит гость из Гатчины…»

Приходит гость из Гатчины, как приговор от них, – бобровый, молью траченный расстрига-воротник. Метет он бородищею, язык тяжел, как пест, и в нем судьба

«Аз усумняюсь…»

Аз усумняюсь. Есмь сплошной сумятицы псалом, горящий глаз старообрядца, косматей волосом, чем сам Авессалом, и в голове моей Ты можешь затеряться, как в детских

«Хотел бы стать Сковородой…»

Хотел бы стать Сковородой иль подорожною каликой со страстью странствовать великой, с тревожно вздетой бородой. Постукивая посошком по камешкам, как по жеребьям чужим, тащился

«Сегодня о тебе подумал в первый раз…»

Сегодня о тебе подумал в первый раз как о далекой и ненужной вещи, как о простом предмете без прикрас. Да, просто так – не

«Когда живется мне, и я тогда живусь…»

Когда живется мне, и я тогда живусь, переживаясь от стены к обрыву. А то скачу себе, не дуя даже в ус, зато уж –

«Тучи громыхали, серые, как танки…»

Тучи громыхали, серые, как танки. А старик рыбачил с моста на Фонтанке. И была Фонтанка тихой, как болото, так что вяз в ней цокот

Сад и небо

От души открыт вечерний сад. В нем высокий соловьиный воздух, где сердца на ниточке висят, а птенцы, теплея, дремлют в гнездах. Всем умом молчит

Моление об истине

Мне истинки на час, помилуй Бог, не надо. Я в прописи ее не стану проставлять, общедоступную, – ну, будь она менада, еще б куда

«Аз, усумнившийся, гляжу…»

Аз, усумнившийся, гляжу в прозрачные леса на дым зеленый рощ березовых, и все же десницей Божьей провожу по коже земли шершавой. А она колышет

Из новгородских стихов

Присели кроткие церквушки, как бы озябшие зверюшки. Но мнится: только их спугни, как в россыпь ринутся они, покажут крохотный, с вершок, невинный хвостика пушок,

Я иль не я?

1 Я иль не Я? Вот мой вопрос, и Гамлет идет, как лысый ворон, в уголок, а разумом по-человечьи храмлет, себя с ноги спуская,

Я сетую

Я сетую, что ни над чем не плачу и что с души себя же ворочу, что раскурочу или раскулачу нутробу, как положено врачу, но

Гильберт-Фуга

Аз есмь какой-то изначальный знак. И пусть он тощ, и хром, и нагло наг! Бродяга! Сукин сын!! Варнак!!! На высоте ума произрастают знаки, добра

Женский портрет

Дочурку чудную баюкая, разнеженная в прах и в пух, тысячегрудая, сторукая, стоишь под завистью старух, блестишь здоровьем в палисаднике, свежа, как утренний надой, и