Стихотворения поэта Петров Сергей Владимирович

Моление об истине

Мне истинки на час, помилуй Бог, не надо. Я в прописи ее не стану проставлять, общедоступную, – ну, будь она менада, еще б куда

«Аз, усумнившийся, гляжу…»

Аз, усумнившийся, гляжу в прозрачные леса на дым зеленый рощ березовых, и все же десницей Божьей провожу по коже земли шершавой. А она колышет

Из новгородских стихов

Присели кроткие церквушки, как бы озябшие зверюшки. Но мнится: только их спугни, как в россыпь ринутся они, покажут крохотный, с вершок, невинный хвостика пушок,

Я иль не я?

1 Я иль не Я? Вот мой вопрос, и Гамлет идет, как лысый ворон, в уголок, а разумом по-человечьи храмлет, себя с ноги спуская,

Я сетую

Я сетую, что ни над чем не плачу и что с души себя же ворочу, что раскурочу или раскулачу нутробу, как положено врачу, но

Гильберт-Фуга

Аз есмь какой-то изначальный знак. И пусть он тощ, и хром, и нагло наг! Бродяга! Сукин сын!! Варнак!!! На высоте ума произрастают знаки, добра

Женский портрет

Дочурку чудную баюкая, разнеженная в прах и в пух, тысячегрудая, сторукая, стоишь под завистью старух, блестишь здоровьем в палисаднике, свежа, как утренний надой, и

«Мороз длиною с год. Совсем ослепла память…»

Мороз длиною с год. Совсем ослепла память, а год – он сед как век, он зябкий дед. Итак, начну я с вечностью под вечер

Георгиевский собор Юрьева монастыря

Когда нисходит с неба полузной, а травы чахлые ползут хворобой, возносишься отвесной прямизной, отесанной наотмашь белизной и четырехугольною утробой. Черствеет у воды сухой песок,

Аввакум в Пустозерске

Ишь, мыслят что! Чуть не живьем в могилу! Врос в землю сруб, а все еще не гроб. Свеча, и та, чадя, горит насилу. Кряхтит

«А так – какой мне интерес…»

А так – какой мне интерес, топорщась и топырясь? На! Как арбуз меня – на взрез, а хочешь – и на вырез. Бери скорее

Nomina

Я усумняюсь. Пристальные львиные слова глядят, и каждое – зубастый заголовок. У тел их тысячи изгибов и уловок, в дремучей гриве затерялась голова. Как

«Все те же темы музыки и слова…»

Все те же темы музыки и слова, квадривий всех высоких дум. Мы в нем, как в комнате, меж четырьмя углами стопами измеряем нашу жизнь.

«Очень нежной тишиной…»

Очень нежной тишиной окружен я, как женой, и просторными руками комнатенку охватив, тихо, как немой мотив над глубокими веками мыслей, чаяний и книг, ничего

Иван на Опоках

Вовек не нашивал сапог ты, лапотник и божий ратник. Какую жизнь, Иван с Опок, ты положил за славу братних, сермяжных трудовых кровей, неповоротливой породы,