Стихотворения поэта Попов Валентин Леонидович

“Лился елей…”

Лился елей, курились фимиамы, и, оседлавший вроде бы коня, поглядывал надменно на меня вальяжный автор возле жирной рамы. Но я – то знал, что

“Падает снег…”

Падает снег… на землю, на черный хлеб с земляникой, на немятые травы… В них дрозденок упал из гнезда. И я – грубый, еще не

“Я любопытен был…”

Я любопытен был. Еще молокососом все на себе хотел проверить. И, сказку прочитав, решил проверить – могу ли быть я чутким, как принцесса. Горошину,

Ночной великан

Ночью в слабом сиянии месяца он поразился своей огромности. Казалось – в сердце ни в чьем не поместится, казалось – стоит на земле, как

“Был день нелепостей…”

Был день нелепостей. Лягушка сожрала аиста зараз, рассвет был вечером, старушка пошла с портфелем в первый класс. Красавцем числился горбатый, читал Сократа рыжий мент,

Поминки

К длинному столу, придя с погоста, сели люди головы склоня. Произносят медленные тосты, почему-то глядя на меня. Говорят – кто стройно, кто нестройно: честно,

Утренние строки

1. Стараться объяснить, пусть популярно, устройство циклотрона кроманьонцу? Беседовать с дальтоником о красках мазутной лужи полотна Матисса? Или о солнце толковать с кротом? Пустое

“Надо мной бродяги облака…”

Надо мной бродяги облака, волны разбиваются о камни. Как давно, а кажется недавно, я гостил у Юрхо-рыбака. Он уходит в море на баркасе, нехотя

Сентябрь

Забывая удачи, вспоминая просчеты, наконец-то оставшись один, извиняющий всех, но никем не прощенный, вдоль притихших бреду осин. Где-то птаха скулит надсадно и тонко, и

Сиамские близнецы

Одолела друга тоска, он стучал, а я запер двери… И меня предала рука: пишет правду, а я не верю. Запер двери и в воду

Сваты

Старик с бородкой, словно ватною. Старушка с проседью в висках открыли дверь, назвались сватами, икону, поискав в углах. Хозяйка загремела чашками, граненый уронив стакан.

Тюремный монолог Врансуа Виньона

Бродяги спят, мошенник спит беспечно, смиренье проповедует Луна, стекают слезы восковые на подсвечник, и на меня влияет тишина. А сколько на меня людей влияло

Розовые очки

Носил я розовые некогда очки, мне все казалось розовым в ту пору: виски седые, темные зрачки, собака у высокого забора. Казалась розовой кирпичная больница,

Звери

Зоосады столиц, заповедники прерий… Это факт, что все ж вымирают звери. Не помогают клыки и жало, битье поклонов за сахар и сало, страх перед

“Не к истине, но к выгоде спешат…”

Не к истине, но к выгоде спешат, забыв о связи совести с работой… Уверен я, что мелкая душа правдиво не сыграет Дон-Кихота. Слукавил днем