Стихотворения поэта Попов Валентин Леонидович

Погода

Скоро будет зной, потом – морозы… Укротители стихий, цари природы – приближенно делаем прогнозы, но еще не делаем погоды. И хотя мы, в общем-то,

“Сегодня малостью счастливый…”

Сегодня малостью счастливый, а завтра – тем же удручен. Закон прилива и отлива – математический закон. Закон материи и духа – из тишины родится

“Спасибо, мой столик письменный…”

Спасибо, мой столик письменный, здесь, под светом электроогня, открывались простые истины, известные до меня. Здесь стихи и девок без юбочек в сигаретном дыму писал,

“Как все равны в младенческих началах…”

Как все равны в младенческих началах, когда спеленаты мы туго в одеялах… И вот взрослеем, ищем суть добра и зла, и начинаются несходные дела:

Хозяин

Снимал я комнату в поселке Вырица. Трещал мороз – я печь топил брикетами, В окошке низком стекла были выбиты И я его заклеивал газетами.

Зоопарк

И вновь я посетил Крестов пределы, где в камерах не воры, не жулье, а без суда и следствия сидело ни в чем невиноватое зверье.

“В облаках витал…”

В облаках витал, шел по трясине, и, как водится, пришел я к середине. Средним было все: размер стола, гром и стихи, и средней страсть

Человечность

Сам, насажав железные леса и растерявшись, человек заплакал: куда ни глянешь – всюду в небеса поднялись трубы, вышки, нефтебаки. – Не плачь, – сказал

“Наука и до этого дойдет…”

Наука и до этого дойдет: лишь пожелай – и не по щучьему веленью, по строгим и проверенным законам – услышится шаляпинское пенье, запахнет послегрозовым

Арифметика

Монарх приказывал, ученые мужи писали капитальные трактаты, и в них – ячмень родился ото ржи, и приводились странные цитаты, приказывал всесильный фараон, победой толковалось

“Искусство: краски, образы и звуки…”

– Искусство: краски, образы и звуки – все это детство будущей науки, все объяснимо, есть на все закон, волнуемся, пока не познан он. –

Видите, как расцвела жар-птица?

Палочкой стуча по мраку, он ответил вежливо: “Однако, это просто липа, а не птица, и летать она не может, слава богу…”. На него не

Вечный огонь

Нас в прошлое пускают по билету, идут сквозь сердце кадры киноленты, горит экран, и холодеет зал… Горячий август, мятый краснотал, дымится солнце, жатвой бредит

Художник

Он подделывал различные предметы: дорогие ткани и ковры, золотые кольца и браслеты, вазы и колхозные пиры размножал он в страшном изобилии. Жил и не

Музыка

Зимой в тайге у толстоногих елей, морозом раскаленных добела, в моих руках, смолой пропахших, пела, вгрызаясь в камбий, гибкая пила. Я кочегарил на буксире