Стихотворения поэта Ряшенцев Юрий Евгеньевич

Вдоль тянущихся длинно и нелепо

Вдоль тянущихся длинно и нелепо кирпичных стен трамвайного депо, вдоль древнего вороньего вертепа (и княжеской усадьбы, a propos, как выразились бы ее владельцы) идешь,

Ожиданьем душу веселя

Ожиданьем душу веселя, вечной славы ждет безумец. Эка! Что такое «вечная Земля»? Комплимент Земле от человека. Если во вселенной без Земли сохранится мысль и

У полдня с вечером пока ничья

У полдня с вечером пока ничья. Крутой холодный кипяток ручья гремит под окнами. И дикий март хрустит сосульками. И дальний мат, с раскатом ливневым

Перелетные ангелы

Очнулась река, всю проспавшая зиму без просыпу. И лед притонувший похож на гнилой поролон. Какой-то вороний пророк по воде — аки посуху. Похоже, что

Я помню эти летние картинки

Я помню эти летние картинки: трассирующий просверк паутинки при первом появлении луча и пурпурный кочан персидской розы, и пламенных бесед метаморфозы в тени плетеной

Ни божества, ни смертного, ни твари

Ни божества, ни смертного, ни твари не встретишь на ноябрьском тротуаре. А ночь — как дама пик: надежды нет на «тройку» и «семерку» —

Трофейная пластинка

Скрипки замирали в нюансах, улыбалася ты… Из Петра Лещенко. Эта жизнь была не мед, но восхищала иногда: выдавала крупный куш при мелких шансах… О,

Момент

В нищете, в разоренье, в гнилом городском непотребстве все равно наступает момент, — чаще с первой звездой, — когда хочется Богу спасибо сказать при

Там часовщик поверх усов

Там часовщик поверх усов глядит, молчит: скажи на милость, сломали стрелки у часов, а время не остановилось. И девочка, четвертый год спускающаяся к Майдану,

Размышление на эскалаторе о женской красоте

На склонах движущихся лестниц, пожалованных в чудеса, моих приземистых ровесниц Вам не запомнились глаза? Вот верный шанс на торжество средь юных модниц и прелестниц!

Петербуржским друзьям

Светлый кобальт вечерней речной воды. Май и расцвел как будто, да вот зачах. Чайки то круто падают, то поды- маются без добычи в кривых

Хамовнический романс

Бежит студент по саду Мандельштама. Как он бежит — уверенно, упрямо! Все группы мышц — в прекрасном единенье. Так отчего в глазах его —

Как объяснить веселую свободу

Как объяснить веселую свободу, с какой ушел он? Мертв, но не забыт: причастность к человеческому роду недолгое бессмертие сулит. Как бродит жизнь! Какую битву

Виток золотистого ветра

Виток золотистого ветра над шапкой из алого фетра. Прекрасна моя одноклассница! И полдень — как будто с иконы. И где-то поют геликоны иль тубы

Сванский напев начинает полет

Сванский напев начинает полет. Будем же счастливы, будем! Птица не плачет. А волк не поет. Вот что даровано людям! Может быть, в сонмище диких