Стихотворения поэта Тихонов Николай Семенович

Хотел я ветер ранить колуном

Хотел я ветер ранить колуном, Но промахнулся и разбил полено, Оно лежало, теплое, у ног, Как спящий, наигравшийся ребенок. Молчали стены, трубы не дымили,

Под сосен снежным серебром

Под сосен снежным серебром, Под пальмой юга золотого, Из края в край, из дома в дом Проходит ленинское слово. Уже на дальних берегах, Уже

Длинный путь. Он много крови выпил

Длинный путь. Он много крови выпил. О, как мы любили горячо – В виселиц качающемся скрипе И у стен с отбитым кирпичом. Этого мы

Берлин 9 мая

Дома здесь двадцать лет назад В огне и грохоте кипели, И шли бойцы сквозь этот ад Неотразимо – к высшей цели. И вдруг над

На могиле матери

Сквозь гул Москвы, кипенье городское К тебе, чей век нуждой был так тяжел, Я в заповедник вечного покоя – На Пятницкое кладбище пришел. Глядит

И встанет день, как дым, стеной

И встанет день, как дым, стеной, Уеду я домой, Застелет поезд ночь за мной Всю дымовой каймой. Но если думаешь, что ты Исчезнешь в

Крутой тропою – не ленись

Крутой тропою – не ленись – К лесам Таврарским подымись, Взгляни в открывшуюся высь,- И ты увидишь наяву Не снившуюся синеву. Не позабыть, пока

Мы разучились нищим подавать

Мы разучились нищим подавать, Дышать над морем высотой соленой, Встречать зарю и в лавках покупать За медный мусор – золото лимонов. Случайно к нам

Вокзалы, все вокзалы – ожиданья

Вокзалы, все вокзалы – ожиданья, Здесь паровозы, полные страданья, Горят, изнемогая на глазах, В дыму шагают, пятятся назад. Возможно то: здесь с человека взыскан

Цинандали

Я прошел над Алазанью, Над причудливой водой, Над седою, как сказанье, И, как песня, молодой. Уж совхозом Цинандали Шла осенняя пора, Надо мною пролетали

Наш век пройдет. Откроются архивы

Наш век пройдет. Откроются архивы, И все, что было скрыто до сих пор, Все тайные истории извивы Покажут миру славу и позор. Богов иных

Руки сборщицы чая

Я видел их не на полях сражений,- То был труда обычного пример,- В колхозе, что не знает поражений, Который все зовут “миллионер”. Как будто

Сентябрь

Едва плеснет в реке плотва, Листва прошелестит едва, Как будто дальний голос твой Заговорил с листвой. И тоньше листья, чем вчера, И суше трав

Песня об отпускном солдате

Батальонный встал и сухой рукой Согнул пополам камыш. “Так отпустить проститься с женой, Она умирает, говоришь? Без тебя винтовкой меньше одной,- Не могу отпустить.

Искатели воды

Кую-Уста зовут того, кто может Своим чутьем найти воды исток. Сочти морщины на верблюжьей коже, Пересчитай по зернышку песок – Тогда поймешь того туркмена