Стихотворения поэта Хвостов Дмитрий Иванович

Бочка

У погреба пустых лежало бочек много; Когда напиток весь из бочки взят до дна, Она Уж боле не нужна; За бочкою пустой не смотрят

Поэт и его судьи

Поэт, и не худой, Актеров и актрис прельщался игрой, Задумал сам себя трагедией прославить; В минуту принялся трагедию составить. И для трагедии своей Не

Осел и Рябина

Скопились некогда средь лета облака, Не видно солнца боле; Пустым осталось поле, Лиет с небес река; Тогда бежит медведь в берлогу, Кроты сидят в

Мужик и блоха

Мы от кичливости, нередко и от лени, Возносим к небесам бессмысленные пени: Как будто с нас Бог всякий час Спускать не должен глаз. Он

Алкивиады

Алкивиады все красиво пишут много, Но к исполнению не приступают строго. В Афинах издан был указ, О чем? не знаю. Не знаю то ж,

Ивану Ивановичу Дмитриеву

Давненько Буало твердил, что целый век Сидеть над рифмами не должен человек; Я признаюсь, себя тем часто забавляю, Что рифмы к разуму, мой друг,

Корабль на море и Корабль на реке

Корабль среди морей на парусах летая, Седой угрюмой вал Грядами ровными делил и рассекал; Реку текущую к морям встречая, Увидя на реке корабль один,

Снега

Однажды было то зимой, Когда снега обильны И ветры сильны, Лука, Матвеев сын, мой мальчик крепостной, Дитя десятка лет в избе играл, резвился, С

Рыбак и рыбка

Мне гуся не сули, подай синицу в руки; Все знают, каковы судейски буки. Здесь дело не о них; о рыбаке, Не дураке. Ловил он

Ритор и Болван

Был славный человек, Который целый век От красноречия не знал себе покою; Учение текло из уст его рекою. Гремел мой говорун Так точно, как

Мужик и змея

Благотворения конечно дар отличный, Богам обычный, Которых на земле преемники Цари. – По мере всяк из нас добро твори, Однако же с разбору, Не

Грабитель

Один грабитель Чужих сокровищей любитель В великолепные чертоги пригласил Друзей к обеду, На знатную беседу. – Смотрите, братцы, я как прежде жил, И ныне

Холера 1830 года

Свирепое исчадье ада! Восстал неукротимый змей, Шипя, на воздух льет отраву; Плечист, огромен и крылат, Внезапно с берегов Евфрата До Каспия проник и Волги;

Отпускная

Нептун, свирепый бог морей, Которого на гнев привел Борей, Трезубцем дно стран влажных раздирает И люто корабли несчастны пожирает. Матросы, кормчие и спутники, смотря,

К Г. Расилову

Я в сказочке урок прекраснейший читал, Что батюшка сынку, изобретая средство Упрочить счастие в законное наследство, Удачливым путем путь глупости считал. – Расилов! так