Стихотворения поэта Лиснянская Инна Львовна

Где стена крепостная и где глашатая медь?

Где стена крепостная и где глашатая медь? Где озерная отмель и цитруса позолота? Оглянувшись на прошлое, можно окаменеть, Как случилось совсем недавно с женою

Собрату

В милое Подмосковье Я к тебе, брат, с письмом: Движется воздух в слове И не скудеет в нем. Из данных судьбой условий Помни лишь

Мы выхлопами воздух извели

Мы выхлопами воздух извели. Караемы пожаром и потопом, В глобальном потеплении земли Мы мыслим врозь, а погибаем скопом. Сбежало в летнем небе молоко И

Книги

Книги. – Время теснится на крашеных полках. Никакой мировой паутине его не избыть. А моя одиссея смешна и полна кривотолков И находится вовсе не

На садовой скамейке

На садовой скамейке средь буйного сорняка Дотемна в подкидного режемся дурака. Старосветских помещиков в возрасте перегнав, Что еще могут делать два старые старика В

Как бабочек крылья распахнутые

Как бабочек крылья распахнутые Восточной раскраски Цвели возле Каспия бархатные Анютины глазки. И зори цвели олеандровые Над медью инжира. И все полусонные правды мои

Не зря ли мы друг друга беспокоим

Не зря ли мы друг друга беспокоим Сквозь эту лень и сонь? Да, я – сосуд, не сохранился в коем Божественный огонь. И все

Ты говоришь: живи и веселись

Ты говоришь: живи и веселись, Покуда силы не перевелись. Я говорю: живу я и пою И жизнь и смерть мгновенную твою. Ты говоришь: взгляни

Сумерки

В хвойности тупика День мой – самоарест: Кажется, на века Сумерки этих мест. Сумерек полон рот, Руки, глаза, тетрадь. Бьется сердце вразброд, Стрелку направив

Знай, мой знатный сосед

Знай, мой знатный сосед, Помни, бедный собрат, Сохраняется след, Потому что он след, Не кончается сад, Потому что он сад. Нахлебалась огня Я в

Кукловод

И те, кто в пути, И те, кто сидят по домам, Простите меня, простите меня, простите! – Ведь, как ни крути, Мне легче живется,

Тире

Что было, то осталось Там, где цветет хурма, Где детство совмещалось Со взрослостью ума. Я знала горя глыбу, И голод, и войну, И пахнущую

Равновесие

Думала: хоть что-то перестроено, Но на деле – все перелицовано, И твое лицо, – ты так устроена – Этою бедою зацеловано. Смехом ее горьким

Ревность

В уходящую спину смущенно смотрю из окна… Твоя ревность и трогательна и смешна, – Неужели не видишь, что я и стара и страшна, И

В вечный покой любовь проводив

В вечный покой любовь проводив, Больше не знаю, кто мертв, кто жив, Кто откровенен, кто лжив, Чье в коридоре висит пальто, Если сюда не