Стихотворения поэта Лиснянская Инна Львовна

Восточный куст

Не кошка, луч когтит сетчатку глаз, Которой мир, как этот куст, уловлен, Его зверино-шерстяной окрас Восточной чертовщиной обусловлен. Сирень пушистым выгнута хвостом, Сквозь шерсть

Рвалась из жизни – как из жил

Рвалась из жизни – как из жил, Из смерти – как из сети, – Меня то ангел сторожил, То сторожили черти. Витая меж добром

Я речами сыта ветвистыми

Я речами сыта ветвистыми И делами сыта бесславными, – Раб крадет, и грабит хозяин. И по гороло сыта убийствами Заказными да и державными От

Проводы

Проводы, проводы в доме, где книжные полки Нам для застолья оставили тесный квадрат. Русские люди, а значит – и водка, и толки… Люди прощаются,

Когда-нибудь меня ты навестишь

Когда-нибудь меня ты навестишь, Мой поздно оперившийся грачонок С глазами глубже, чем морская тишь Во время штиля. Когда-нибудь я улыбнусь спросонок, А где –

На дворе и позор, и разруха

На дворе и позор, и разруха, И дележка на властном пиру, Но уже я такая старуха, Что и правде я не ко двору. И

Вместо письма

Ось земная мне мнится строкой. И нет-нет, прижимаясь к окну, Посмеюсь над своей тоской, Над твоей печалью всплакну. Все случилось не так и не

Откроешь глаза и закроешь глаза

Откроешь глаза и закроешь глаза Навеки, но в сей промежуток Поместятся солнце, луна и лоза, И волны, и рой незабудок, – И море, и

В глухомани

Почитающий доблесть и равнодушный к славе, Запустил в мое сердце амур не стрелу, а пулю, – Как служивый солдат на забытой всеми заставе, Я

Воробей

Ах, воробушек, как ты продрог! Превратился в дрожащий комок, Бедный мой, ты мокрее, чем дождь, И твоя темно-серая дрожь Равносильна скорбям мировым И становится

Жизнь через много веков повторима

1 Жизнь через много веков повторима. Пою о русской рябине. Но кем я была на окраине Рима – Женою или рабыней? Помню: в руках

Мне от бед своих нету роздыху

Мне от бед своих нету роздыху, – От отеческих и чужих разрух. А по воздуху, а по воздуху, – Соловьиный прах, тополиный пух. Чтобы

Камень

Сидишь полгода в кресле старом, Окаменев от всех невзгод. Но даже в камне жизнь идет – По красноватым капиллярам Водица белая течет, Кармин эолова

Змиеву жалу

Змиеву жалу, Коже дорожных лент Кровь я ссужала Так, а не под процент. Вздрогну и вспомню: В райском саду ни зги! Долг свой исполню

Сюда и птичьи поезда

Сюда и птичьи поезда Не знают расписанья. Гори, гори, моя звезда, Звезда воспоминанья! Затепли песнь и тьму прорежь, Подробностей не выдам, На синих рельсах