Стихотворения поэта Шубин Павел Николаевич

Распев петушиный, сосновые дачи

Распев петушиный, сосновые дачи, Звезда над приморским шоссе. И волны, и ветер рыбацкой удачи, Как дым на песчаной косе. И ночь пробродив по зыбучим

Я должен вернуться

Мы первого сна не успели еще досмотреть, И в свадебном кубке искусанных губ не мочили, Когда пошатнулся наш дом, как рудничная клеть, И молнии

Открытое письмо

Не в том, что ты была горда, — Начало всех начал, Не в том, что пела ты, когда Я злился и молчал. Да и

Тихие ветры гуляют над степью

Тихие ветры гуляют над степью, В желтой пыли угасают следы. Душному, сонному великолепью Трав и садов не хватает воды. Жалобный голос телка с огорода,

Сын

Гамак, ему служивший колыбелью, Висел все лето под широкой елью. А мальчик пел и щебетал, как птица. Над ним свистел скворец, и стрекоза, Как

У истоков легенды

Рядовой Туйчи Эрджигитов прикрыл своим телом амбразуру немецкого дзота… Огонь пред тобой, Эрджигитов, Друзья за тобой молодые, И рощи — в стальной круговерти, И

Удар на Петсамо

Много лет егеря обживали крутые высоты, Понастроили дотов, пробили в граните ходы, Пулеметные гнезда лепились по кручам, как соты, Пушки пялились хмуро в долинную

Наша земля

Низко над лесами — даль сырая, Дождик с февраля до февраля. Но для нас она светлее рая — Отчая, родимая земля. Были руки жилисты

Современники

Степные вихри — вольница стрибожья, И всхрапы полудикого коня, И вольные дороги Запорожья Поныне кличут и томят меня, То c горестью, то c гордостью

Ненависть

Простор, запеленутый в дикую стужу, В пушных облаках до бровей, — Прожжет и разграбит веселую душу Одной пустотою своей. Ползучих березок безлистые кроны, Как

Уверенность

Все, что смог доныне уберечь я, Проходя по наливным садам, Навсегда лишенным красноречья, Самым дорогим не передам; Самым близким — рослым и упорным, Меж

Солдат

Идет на Родину солдат… На хуторе его Из десяти саманных хат Осталось две всего. И в этих двух, В последних двух, — Храпит немецкий

Пакет

Не подвигались стрелки «мозера». И ЗИС, казалось, в землю врос. И лишь летело мимо озера Шоссе с откоса на откос. От напряжения, от страха

Кипящая хлябь Данигала

Кипящая хлябь Данигала, Атлантики бешеный рев, Где юность моя пробегала Дорогою белых ветров, — Опять вы на гребнях отвесных Меня вознесли до звезды, И

Здесь льдины, как едкая щелочь

Здесь льдины, как едкая щелочь, Разъела донская вода. Вдыхать бы весеннюю горечь, Стоять бы под ветром всегда И видеть, как падает полночь, Как тает