Стихотворения поэта Шубин Павел Николаевич

Современники

Степные вихри — вольница стрибожья, И всхрапы полудикого коня, И вольные дороги Запорожья Поныне кличут и томят меня, То c горестью, то c гордостью

Ненависть

Простор, запеленутый в дикую стужу, В пушных облаках до бровей, — Прожжет и разграбит веселую душу Одной пустотою своей. Ползучих березок безлистые кроны, Как

Уверенность

Все, что смог доныне уберечь я, Проходя по наливным садам, Навсегда лишенным красноречья, Самым дорогим не передам; Самым близким — рослым и упорным, Меж

Солдат

Идет на Родину солдат… На хуторе его Из десяти саманных хат Осталось две всего. И в этих двух, В последних двух, — Храпит немецкий

Пакет

Не подвигались стрелки «мозера». И ЗИС, казалось, в землю врос. И лишь летело мимо озера Шоссе с откоса на откос. От напряжения, от страха

Кипящая хлябь Данигала

Кипящая хлябь Данигала, Атлантики бешеный рев, Где юность моя пробегала Дорогою белых ветров, — Опять вы на гребнях отвесных Меня вознесли до звезды, И

Здесь льдины, как едкая щелочь

Здесь льдины, как едкая щелочь, Разъела донская вода. Вдыхать бы весеннюю горечь, Стоять бы под ветром всегда И видеть, как падает полночь, Как тает

Иней

Нежность первозданности Инеевой заводи — В самой тайной давности, На рассвете памяти. Где-то в дебрях холода Есть лукавство лешего, Колдовская молодость Леса поседевшего. Вдруг

Солдат

Зеленой ракетой Мы начали ту Атаку На дьявольскую высоту. Над сумрачной Лицей Огонь закипел, И ты распрямиться Не смог, не успел. Но взглядом неробким

Конники идут на запад

Стучал огонь в завязанные двери И в белых углях плавилось стекло, Когда, припавши к гривам на карьере, Ворвались наши конники в село. И за

Жена приехала на фронт

Гуляла стужа-именинница По одиночкам-номерам, Тюрьмоподобная гостиница Без ламп сдавалась вечерам. Шли сапоги, шуршали валенцы, В кромешной тьме стучали лбы, Дрались неведомые пьяницы, Летела сажа

Сага

Еще я запомнил дорогу на Никель, Ветра на вершинах, туманы в долине И теплые брызги, алей земляники, На мерзлой, на гулкой, как колокол, глине.

От чего б ни ждал конца

От чего б ни ждал конца, От железа ль, от свинца, Пред собой и перед вами Был я честен до конца. Не богата, не

Ночами на заснеженном разъезде

Ночами на заснеженном разъезде Тысячеверстной шири тишина, И в тусклом свете северных созвездий Лишь сердцем даль дремучая слышна; Мне грезится тогда моя страна —

У меня жена была

У меня жена была — Настоящая пила. День и ночь она, бывало, Мне покоя не давала: То зачем я тихо сплю, То зачем во