Стихотворения поэта Ахмадулина Белла Ахатовна

Сон (О опрометчивость моя!..)

О опрометчивость моя! Как видеть сны мои решаюсь? Так дорого платить за шалость — заснуть? Но засыпаю я. И снится мне, что свеж и

Однажды, покачнувшись на краю

Однажды, покачнувшись на краю всего, что есть, я ощутила в теле присутствие непоправимой тени, куда-то прочь теснившей жизнь мою. Никто не знал, лишь белая

Не уделяй мне много времени

Не уделяй мне много времени, Вопросов мне не задавай. Глазами добрыми и верными Руки моей не задевай. Не проходи весной по лужицам, По следу

Строка

…Дорога не скажу куда… Анна Ахматова Пластинки глупенькое чудо, проигрыватель — вздор какой, и слышно, как невесть откуда, из недр стесненных, из-под спуда корней,

Отрывок из маленькой поэме о Пушкине

1. Он и она Каков?- Таков: как в Африке, курчав и рус, как здесь, где вы и я, где север. Когда влюблен — опасен,

Снимок

Улыбкой юности и славы чуть припугнув, но не отторгнув, от лени или для забавы так села, как велел фотограф. Лишь в благоденствии и лете,

Жила в позоре окаянном

Жила в позоре окаянном, а все ж душа — белым-бела, и если кто-то океаном и был — то это я была. О, мой купальщик

Сад

Василию Аксенову Я вышла в сад, но глушь и роскошь живут не здесь, в слове: «сад». Оно красою роз возросших питает слух, и нюх,

Дождь в лицо и ключицы

Дождь в лицо и ключицы, и над мачтами гром. Ты со мной приключился, словно шторм с кораблем. То ли будет, другое… Я и знать

По улице моей который год

По улице моей который год звучат шаги — мои друзья уходят. Друзей моих медлительный уход той темноте за окнами угоден. Запущены моих друзей дела,

Опять сентябрь, как тьму времен назад

Опять сентябрь, как тьму времен назад, и к вечеру мужает юный холод. Я в таинствах подозреваю сад: все кажется — там кто-то есть и

Ни слова о любви! Но я о ней ни слова

Ни слова о любви! Но я о ней ни слова, не водятся давно в гортани соловьи. Там пламя посреди пустого небосклона, но даже в

Опять в природе перемена

Опять в природе перемена, окраска зелени груба, и высится высокомерно фигура белого гриба. И этот сад собой являет все небеса и все леса, и

Я вас люблю, красавицы столетий

Я вас люблю, красавицы столетий, за ваш небрежный выпорх из дверей, за право жить, вдыхая жизнь соцветий и на плечи накинув смерть зверей. Еще

Всех обожаний бедствие огромно

Всех обожаний бедствие огромно. И не совпасть, и связи не прервать. Так навсегда, что даже у надгробья,- потупившись, не смея быть при Вас,- изъявленную