Стихотворения поэта Дмитриев Иван Иванович

Отец с сыном

“Скажите, батюшка, как счастия добиться?” – Сын спрашивал отца. А тот ему в ответ: “Дороги лучшей нет, Как телом и умом трудиться, Служа отечеству,

Гебры и школьный учитель

Светило дня на небе голубом Во всем величии блистало, И поклонение от Гебров принимало. Колено преклоня пред ярким божеством, Один из них, с растроганной

К портрету Н. М. Карамзина

Вот милый всем творец! иль сердцем, или умом Грозит тебе он пленом: В Аркадии б он был счастливым пастушком, В Афинах – Демосфеном.

К приятелю (С дачи)

Льстивый друг моей цевницы! Вот стихи тебе – прочти: Недалеко от столицы, К Петергофу на пути, Есть китайская лачуга, Иль, учтивее, – пагод; Там

Мышь, удалившаяся от света

Восточны жители, в преданиях своих, Рассказывают нам, что некогда у них Благочестива Мышь, наскуча суетою, Слепого счастия игрою, Оставила сей шумный мир И скрылась

Надпись к портрету Ивана Ивановича Шувалова

С цветущей младости до сребряных власов Шувалов бедным был полезен; Таланту каждому покров, Почтен, доступен и любезен.

В мире были счастливцы, – их гимны звучали

В мире были счастливцы, – их гимны звучали, Как хвалебные арфы бесплотных духов; В этих гимнах эдемские зори сияли И струилось дыханье эдемских садов;

Надпись к портрету (“Смейтесь, смейтесь, что я щурю…”)

Смейтесь, смейтесь, что я щурю Маленьки мои глаза, Я уж видел, братцы, бурю, И знакома мне гроза. Побывал и я средь боя, Видел смерть

Сказка (“Ну, всех ли, милые мои, пересчитали?..”)

Ну, всех ли, милые мои, пересчитали? Довольно, право, ведь устали! Послушайте меня, я сказку вам скажу; Садитесь все вокруг, да чур… уж не жу-жу!

Надпись к портрету князя Италийского

Суворова здесь лик искусство начертало, Да ведают его грядущи времена: Едина царства им не стало, А трем корона отдана.

Заря лениво догорает

Заря лениво догорает На небе алой полосой; Село беззвучно засыпает В сияньи ночи голубой; И только песня, замирая, В уснувшем воздухе звучит, Да ручеек,

Царь и два Пастуха

Какой-то государь, прогуливаясь в поле, Раздумался о царской доле. “Нет хуже нашего, – он мыслил, – ремесла! Желал бы делать то, а делаешь другое!

По следам Диогена

Посвящается В. Слабошевичу Я зажег свой фонарь. Огоньком золотым Он во мгле загорелся глубокой. И по свету бродить я отправился с ним То тропой,

Ласточка и птички

Летунья Ласточка и там и сям бывала, Про многое слыхала, И многое видала, А потому она И боле многих знала. Пришла весна, И стали

К Маше

Я не архангел Гавриил, Но, воспоен пермесским током, От Аполлона быть пророком Сыздетства право получил. Итак, внимай, новорожденна, К чему ты здесь определенна: Ты