Стихотворения поэта Дмитриев Иван Иванович

Ночь

В черной мантии волнистой, С цветом маковым в руках И в короне серебристой — В тонких, белых облаках — Потихоньку к нам спустилась Тишины

Подражания одам Горация (Книга III. Ода I)

Служитель муз, хочу я истины воспеть В стихах, неслыханных доныне: Феб движет, — прочь, враги святыне! А вы, о юноши!.. внимать, благоговеть! Царям подвластен

Жертвенник и Правосудие

Во храме Жертвенник преступника скрывал. «Как? — Правосудие вопило раздраженно. — Скрывать преступника!» — «Да, — Жертвенник сказал. — Несчастие священно».

Черепаха

«Над Черепахою нельзя не прослезиться». — «Спасибо! что б тебя растрогать так могло?» — «Легко ль носить свой дом, повсюду с ним тащиться?» —

Дети и мыльные пузыри

Откуда визг и крик далече раздается? Читатель рассмеется, Когда ему скажу, что этому виной: Ребята, на площадь собравшися толпой, На воздух пузырьки в соломенку

Мелодии («Погоди: угаснет день…»)

1 Погоди: угаснет день, Встанет месяц над полями, На пруду и свет и тень Лягут резкими штрихами. В сладкой неге сад заснет, И к

Эпиграмма («Кто как ни говори, а Нина бесподобна!..»)

«Кто как ни говори, а Нина бесподобна! Прелестна — в сторону, но как она умна! С каким познаньем! как скромна! Как горлинка, незлобна! Какая

Орел и Каплун

Юпитеров Орел за облака взвивался: Уже он к трону приближался Властителя громовых стрел — И весь пернатых род на след его смотрел. «Недаром он

Блаженство

Блажен тот муж, кто к Безбородке Не бродит с просьбой по утрам, Но миленькой одной красотке Приносит в жертву фимиам; Кто к почестям, чинам

Чужеземное растение

«Что сделалось с тобою ныне? О милый куст! ты бледен стал; Где зелень, запах твой?» -«Увы! — он отвечал. — Я на чужбине».

Еж и Мышь

Еж говорил, что он из одного презренья К мирскому скрыл себя во мрак уединенья. «Сосед! — сказала Мышь, — рассказывай другим От мира злой

Воспитание Льва

У Льва родился сын. В столице, в городах, Во всех его странах Потешные огни, веселья, жертвы, оды. Мохнатые певцы все взапуски кричат: «Скачи, земля!

Мыльный Пузырек

Блестящий тысячью Ирисиных цветов, Из мыла Пузырек на воздухе гордился; Но дунул ветр, и вмиг он в каплю превратился. — Судьба временщиков.

История

Столица роскоши, искусства и наук Пред мужеством и силой пала; Но хитрым мастерством художнических рук Еще она блистала И победителя взор дикий поражала. Он

Эпиграмма («Дамон! Кто бытию всевышнего не верит…»)

«Дамон! Кто бытию всевышнего не верит, Тот, верно, лицемерит». — «Нет, случай Рифмина лишь произвесть возмог, А Локка и Боннета — бог».