Стихотворения поэта Иванов Александр Александрович

Баллада о Кларе

Клара, Девочка, Вихрем влетает ко мне. От смущения я Прилипаю к стене. – Понимаете, Коля,– Она говорит, – У меня, понимаете, Сердце горит! Полюбила

Змеи в черепах

Один, как нелюдь меж людьми, По призрачным стопам, Гремя истлевшими костьми, Я шел по черепам. Сжимая том Эдгара По, Как черный смерч во мгле,

Тайна жизни

Я часто замираю перед тайной, Я бы назвал ее – преображенье. Загадочнее тайны нет нигде. …Немыслимо бывает пробужденье: Глаза разлепишь – что за наважденье?

Все может быть

Все может быть. Да, быть все может. Поставят столб. Вокруг столба, Который хворостом обложат, Сбежится зрителей толпа. Произнесет сурово слово Литературоведов суд. Поэта Дмитрия

Я и Соня, или Более чем всерьез

…А меня дома ждет Лорен Соня. Мне домой топать – что лететь к солнцу. А она в слезы, скачет как мячик: – Что ж

Нам бы ямбы

Пусть помнят стиляги и монстры, Как, дверь запирая на крюк, Ношу я свободно и просто Поношенный ямба сюртук. Пусть те, кто бесстыдно поносит Меня

Девушки и женщины

Влюбчивый, доверчивый, земной, Я достоин пращура Адама. Девушки, обиженные мной, Вы уже не девушки, а дамы. У одной – бедою сомкнут рот, Чистый лоб

Кошка

Лежала кошка на спине, Устроившись уютно. И никому та кошка не Мешала абсолютно. И вот, зажав в руке перо, Подумал я при этом, Что

Феерическая фантазия

Фи! Фонтан фраз на фронтоне филиала Флоренции как фото франта Фомы во фраке философа, как фальцет форели, фетр в футляре флейты, фунт фольги, филателия

Моя топография

Не ради перевыполненья плана, Не для того, чтоб прокормить семью, Хочу в стихи Матвея Грубиана Поставить интонацию свою. Его стихи я строго обстругаю, Сначала,

Душа в теле

Девушка со взглядом яснозвездным, День настанет и в твоей судьбе. Где-то, как-то, рано или поздно Подойдет мужчина и к тебе. Вздрогнет сердце сладко и

Мой пес и я

Мой пес и я! Нельзя словами Нас достоверно описать. Есть много общего меж нами – Чутье и верность, ум и стать. Есть даже общее

Инцидент

Прекрасен Рим. Народу масса, Толпа струится как река. И вдруг я вижу Марка Красса, Что уничтожил Спартака. На площади святого Марка Колонны в мраморном

Покамест я

Покамест Пушкин есть и Блок, литература нас врачует. Литература нам не впрок, покамест Кобзев есть и Чуев. Покамест все чего-то ждут, и всяк покамест

Случай в Коп-Чик-Орде

Пахла ночь, как голландский сыр, Когда, прожевав урюк, Ушел искать красавец Тыр-Пыр Красавицу Тюк-Матюк. Сто лет искал он ее везде, На небе и под