Стихотворения поэта Солнцев Роман Харисович

Дудинка

В шевельнувшихся льдинах зеленых заскрипели – стоят корабли. Снег лиловый на северных склонах все не тает, мерцает вдали. Но уже продаются мимозы. Пахнут медом

Старуха

На переходе, между двух лавин – рычащих пролетающих машин – на островке асфальта, в час дневной старушка поздоровалась со мной. Но кто же это?..

Темнеют небеса к полуночи… с востока

Темнеют небеса к полуночи… с востока все позже выбегает алый шар. Но все еще шуршит пред лодкою осока, и птицы с овцами толкутся у

Темной зимою и летом, синюю тучу подняв

Темной зимою и летом, синюю тучу подняв, катится грохот за лесом – это проходит состав. Что-то тяжелое тайно люди провозят опять. Было забрел я

Из ельника вышли к закату

Из ельника вышли к закату, из тьмы на огненный свет. Огонь был как по заказу. Здесь птицы… каких только нет… С опушки в лес

Никто не спасет никого

Никто не спасет никого. И каждый, как волк, обречен. Ни бабушкино колдовство, ни верность великая жен не даст ничего, ничего. Взрывается яблонный плод игрушкой

Вчера меня убить хотели на углу

Вчера меня убить хотели на углу. Мне трудно говорить. Но все ж я вас люблю. Мою пробили дверь, ворвались в жизнь мою. Мне нелегко

Прилетела синица и спела

Прилетела синица и спела торопливую песню свою. И за это короткое дело я крылатую гостью кормлю. Прилетел и задумчивый ворон, опустился на ржавый сучок.

Я встретил стрекозу – она средь краснотала

Я встретил стрекозу – она средь краснотала, смотрела на грозу, сверкая, трепетала. Здесь ползала змея, свое лаская тело. Здесь муравьев семья, как солнышко, кишела.

Мне приснилась юная женщина, или даже девочка

Мне приснилась юная женщина, или даже девочка, я беру ее тонкие руки, кладу на бумагу и обвожу карандашиком пальчик за пальчиком – и теперь

Я до самой смерти тебя завоевываю

Я до самой смерти тебя завоевываю, словно волк, завывая. Снег тебя обмотал, окружил заволокою – где ты там, моя золотая? Может, лишь на краю

Театр

Нам еще далеко до финала. В старом бархате красных кулис, что знаменами были сначала, мы столкнулись с тобой, обнялись. Где-то рядом, внизу, в темном

В холодный день, сырой, лиловый

В холодный день, сырой, лиловый, на склоне северном, на левом, запахло лилией медовой, сказать по-русски – красодневом… Я перед ней устало рухнул, дышу, губами

Шторм

Я встал на берегу. Мой голос тонет в громе. Вдоль берега шипит прибойная гряда. Свивает свиток свой мрачнеющее море, как ангел – небеса в

Одинок, как морская ракушка

Одинок, как морская ракушка среди гаек стального завода. Как часы под названьем “кукушка” средь лесного живого народа. Как колодец глубокий-глубокий, позабытый на дне океана.