Стихотворения поэта Солнцев Роман Харисович

Ночное шоссе

Едем, едем мы издалека. По ночам поля необозримы. Впереди два красных огонька. Обойдем. Теперь совсем одни мы… Выплывают к нам из темноты зеркалом светящиеся

Воробьи, сосульки, гомон по крыльцу

Воробьи, сосульки, гомон по крыльцу… Но лишь сядет солнце – холод по лицу! Режуще-внезапны в марте вечера. Горький дым по снегу вьется со двора.

Баку, февраль 1990 г

Что тут точить лясы, глядя издалека? – На улице валяется оторванная рука. Все вокруг перерыли следователи, врачи. Он или ушел… или – сгорел наподобье

Привет

Мне прислал привет один подонок – чрез вторые уши и уста. Ничего себе, скажу, подарок. И наверно, это неспроста. Хоть я видел-то его едва

Затмение солнца

Еще светло. Но смех я слышу истеричный. Еще светло. Но все истерзаны вниманьем. Затменье будет, говорят. И кто-то спичкой коптит себе кусок стекла, как

Закричал, лишь появясь на свете

Закричал, лишь появясь на свете… Испугался предстоящей смерти? Но ведь только год назад всего он был там, где нету ничего!. Что же? Если даже

Отчий дом

Я вернулся в отчий дом. Только кто же это в нем? Здесь чужие ребятишки машут нашим топором. А мои родные книжки, две сестренкины мартышки

Богобоязненному Бог

Богобоязненному Бог дарует дерзость быть собою. Но – лишь святой идти стезею и помнить лишь Его порог. При звездах подвиги свершать, свет изумлять умом

Я пьян от весеннего света

Я пьян от весеннего света. Снег тает и рушится с крыш. Ну как напишу я про это?! Лист белый пошлю – ты простишь? Сожжешь:

Пишу на родину письмо

Пишу на родину письмо, но все друзья мои далеко: один в Москве… о, власть – ярмо! Другой лежит в земле глубоко. А третий –

А может, хватит горевать?

А может, хватит горевать? Давай укатим зоревать, варить уху и с кружкой водки о невозможном заливать? Средь синих тоненьких осин я буду, наконец, один,

Прости, мудрец, чрез полтораста

Прости, мудрец, чрез полтораста угрюмых лет, кровавых лет один из многих – не Зарастро – ищу в стихах твоих ответ. Я поднимаюсь на вершины,

Я вспоминаю темный лог

…Я вспоминаю темный лог, где вьется светлая речушка и вся в траве стоит избушка, в ней соль и спичек коробок… …и даже нет, не

Работа

Неужели впустую все муки мои, эти бури и эти печали? Неужели напрасно ладошки твои мою голову нежно сжимали? Сад шумел, и очная летела вода,

Женщина плачет в вагонном окне

Женщина плачет в вагонном окне или смеется – не видно в вагоне. Поезд ушел – и осталось во мне это смещение счастья и горя.