Стихотворения поэта Солнцев Роман Харисович

В те дни, когда смущали генералы

В те дни, когда смущали генералы немую армию призывом к бунту, когда текли в Европу драгметаллы, а старый вождь шипел: я есть и буду,

Мгновение любви и сладостно, и страшно

Мгновение любви и сладостно, и страшно, как смерть сама, как зев небытия… Но ты целуй меня, тоскуя страстно, и я тебя, и я… Пусть

Ямбы

1. Мне 26. Рыжеет волос. И сух мой голос в телефон. Подходит лермонтовский возраст. Торопит он. Торопит он бродить лужком, шуршащей рощей с обычною

Как пластинка из пленки рентгена

Как пластинка из пленки рентгена в шестидесятых, ты помнишь, Димка, жизнь, крутясь, отводила иглу постепенно от центра, где одиночества дырка? Ну, а если сегодня

Уроки Тютчева

Но если начал ты молчать, молчи не день – хотя б неделю, чтоб людям показать на деле, что на губах твоих – печать. Молчи,

Эконда

Занесло нас э куда! Топит печи Эконда. Вся фактория встречает наш замерзший самолет. Летчик вниз рюкзак бросает – тот, как перышко, плывет! По рукам

Оскорбление

Ветер с севера – это к морозу. Каменеют деревья в лесу. Выбиваются мерзлые слезы. Словно спичкой ведешь по лицу. Обжигает ружьишко стальное. Тело жгут

Наступили огромные дни

Наступили огромные дни, ночь теперь мимолетнее птицы. И на утреннем небе огни – словно желтые буквы страницы. Рано. Птицы в скворечниках спят, и росу

Грусная песенка

Для чего мне одной этот стол? Хоть бы кто сюда голодный зашел. Снова ночью одна я за столом с черным хлебом и светлым ножом…

Пыль месил я на дороге, и теперь вот здесь стою

Пыль месил я на дороге, и теперь вот здесь стою, чтоб, споткнувшись на пороге, рассказать вам жизнь свою. Ничего-то мне не надо – ни

Я поднимусь в любые сроки

Я поднимусь в любые сроки, когда наотмашь свет луны… когда в кустах челны темны, гвалт петушиный на востоке… Под мокрой коркой пыль тропинки тепла…

Прости меня за все мои измены

Прости меня за все мои измены до нашей встречи в юности шальной. Когда бы знать… Но были так мгновенны они в сравненье, милая, с

Малиновая рубаха

Ложь на моих губах! Малиновых не сто я износил рубах – всего одну. И то – Не хвастался я ею, и вовсе не носил,

Некрасивая женщина

Кто любит, видит в ней совсем иное – таинственный, как ночь, лиловый взгляд, и платьишко, как дерево живое, и уст надменный яд… Не правда

Сумрак рассвета, озябшие губы

Сумрак рассвета, озябшие губы, снегом метель заровняла дворы. Только деревья остались и трубы. Дым, как деревья, встает от горы. Выйду с лопатой – начнутся