Стихотворения поэта Солнцев Роман Харисович

А что там, а что там, а что там?

А что там, а что там, а что там? Лес, речка – с глазами вода… и тлеет заря по болотам… иль клюква блестит в

Февраль

Березовый и частый, очень зимний, как пачка «Беломора», мой лесок. Он вдалеке, на сопке, сочно синий, а здесь он бел и призрачно высок… Я,

Старая Матвеевка

Тогда светало ране… Но по тому лучу я до сих пор в чулане пушинкою лечу… Иль вдруг в тени лиловой я с Зорюшкой коровой

Порог

Стоишь на пороге: ах, что-то еще позабыл… Свеча – пригодится… и спички… две книги вот эти… Письмо от нее, над которым ты в полночи

Посмотришь средь нашей голодной страны

Посмотришь средь нашей голодной страны, поддавшись тоске, как недугу: на улице старые люди смешны, что руки целуют друг другу. За что благодарность? За сладкую

Я в тюрьме не сидел, отчего ж мне близка

Я в тюрьме не сидел, отчего ж мне близка мужиков пострадавших тоска? Не стреляли… но что ж не люблю у стены я стоять и

От бессонницы я изнемог

От бессонницы я изнемог. Я кричу на друзей, на жену. Я измучен, затравлен, как волк. Да когда же я жить-то начну? Некто ходит всю

Дорога из рабства

Мне приснилось во сне пробужденье. Я увидел чужую страну. Понимал: эти красные тени – те же флаги, что были в войну… Я в тоске

Мне это не могло присниться

Мне это не могло присниться, был теплый вечер в сентябре. Галдели во дворе, как птицы, галдели дети во дворе. И говорили бабок десять, из

И все-таки свобода

И все-таки свобода, какая-никакая, дороже для народа, чем водка дармовая. Но водка дармовая, да сабля удалая роднее для народа, чем нищая свобода.

Камень

Есть камень драгоценней всех камней – кошачий глаз? берилл? Опал ли лунный? Она его рукой коснулась юной, и он преобразился перед ней… И на

Как пламя, обнимает душу ложь

Как пламя, обнимает душу ложь. Смеются переимчивые особи. Живя среди людей, порой живешь как одинокий Робинзон на острове. Однажды на песке увидев след, и

Рахманинова слушаю и плачу

Рахманинова слушаю и плачу. Мой композитор… Так вечерний свет, пройдя сквозь лес и рухнувшую дачу, зеленый лист окрасит в красный цвет. Когда любое сказанное

Родная речь

«Родная речь» мне снится, «Родная речь»… учебник тот, где сосны на обложке, где реки широко умеют течь, и где в лесу огонь в любой

Воспоминание про кровь

Зэк на прощанье чиркнул бритвой себе могучее плечо, – чтоб друга одарить кровинкой в ладони – вот, держи еще! – идешь на волю, к