Стихотворения поэта Астафьева Наталья Георгиевна

Твои сурово стиснутые губы

Твои сурово стиснутые губы с опущенными скорбно вниз концами, высокий, неподвластный смерти лоб – вмурованы под землю кирпичами и вдавлены в дубовый плоский гроб.

Впереди еще январь и февраль и март

Впереди еще январь и февраль и март… Впереди еще зима… Но и в ноябре обжигающий мороз, снега кутерьма. Хмурый, сумрачный декабрь в грязном серебре.

Всех конец одинаков

Всех конец одинаков. Я какой-то весной стану почвой для злаков, уйду в перегной. Будет колос пшеница надо мной наливать. Будет песни синица на кустах

Хлеб

Да, я-то знаю, я-то знаю, как пахнет степь, как стебель к небу вылезает, суля нам хлеб. Желанный хлеб! В руке сжимала я колос твой.

Как славно добрести в дороге

Как славно добрести в дороге к постели чистой – и старинной набитой перьями периной всласть удовольствоваться… боги! Или ребенком подкатиться под материнский бок горячий

Снег шатающейся походкой

Снег шатающейся походкой идет по весне непочатой, надевает на окна решетки, все пороги опечатывает. Что голодному чье-то участье! Улыбаясь, в глаза заглянете. Не насытите

Сон-явь… Не так уж редко

Сон-явь… Не так уж редко такое снилось мне… Мне снилась птица в клетке. И мать моя в тюрьме.

Затенил обои

Затенил обои – как орел, сутул. Придавил собою колченогий стул. За спиной могучей руки не свести… Сиднем, туча-тучей – на моем пути. Глухо, к

Весна идет по дорогам

Весна идет по дорогам. Первый гром гремит в облаках. В снеговой воде до порога утопает изба лесника. За рекою в траве примятой, на залитом

Тиран засиделся на троне

Тиран засиделся на троне, а жизнь у людей – одна, и каждую каплю крови он выцедит до дна.

В полдневный жар в долине Дагестана

В полдневный жар в долине Дагестана… Не Дагестана, а Таджикистана, Абхазии, Осетии, Чечни с свинцом в груди везде лежат они. И снится им… Нет,

Каркают, каркают

Каркают, каркают серые вороны, грязные помарки на зеленых кронах. Кто вы? Черти готики? Грешники ада? Радиоглотки? Или телевзгляды? Глаз скосила в сторону, гаркает, пугает

За десять дней на нашей даче

За десять дней на нашей даче трава по пояс, цветы с кулак… Я слышу, птицы в листве судачат, что наше дело с тобой табак.

Вьюрок

За стеной свистит вьюрок, будто уличный шарманщик. День мне вынет, как сурок, счастье, спрятанное в ящик. Принимаю, веселясь, хоть не верю я бумаге, только

Ровесники мои!

Ровесники мои! Я к вам нежна, как к братьям. Я без вас – как чужестранец, пришелец с другой планеты. Вы – как я, ломались