Стихотворения поэта Минаев Дмитрий Дмитриевич

По прочтении драмы «Мамаево побоище»

Своею драмой донимая, Ты удивил весь Петербург: Лишь только в свите у Мамая Мог быть подобный драматург.

Ренегат

По недовольной, кислой мине, По безобидной воркотне, По отвращенью к новизне Мы узнаем тебя доныне, Крикун сороковых годов!.. Когда-то, с смелостью нежданной, Среди российских

М. Н. Лонгинову

За что — никак не разберу я — Ты лютым нашим стал врагом. Ты издавал стихи в Карлсруэ, Мы — их в России издаем.

Безыменному журналисту

Сразить могу тебя без всякого усилья, Журнальный паразит: Скажу, кто ты и как твоя фамилья, И ты — убит.

Академическое предание

(Из хроник Академии художеств) Возвратись из села, Где, не ведая зла, Спал художник до наших времен, Сей угрюмый старик Надевает парик, И спешит в

Гражданские мотивы. «В глухую ночь я шел Коломной…»

В глухую ночь я шел Коломной, Дождь лил, и ветер с ног сбивал; Один вопрос головоломный Меня дорогою смущал: «Я так устал… идти далеко…

В альбом, Круппу-младшему, приехавшему в Петербург

Ем ли суп из манных круп Или конский вижу круп — Мне на ум приходит Крупп, А за ним — большая масса, Груда «пушечного

Понемножку назад да назад

Понемножку назад да назад, На такую придем мы дорожку, Что загонят нас всех, как телят, За Уральский хребет понемножку. Мы воздвигнем себе монумент, Монументов

На борзом коне воевода скакал

На борзом коне воевода скакал Домой с своим верным слугою; Он три года ровно детей не видал, Расстался с женой дорогою. И в синюю

Московская легенда XIX века

Друг друга любили они с бескорыстием оба; Казалось — любви бы хватило с избытком до гроба! Он был Славянин — и носил кучерскую поддевку,

Зоилу

Ведя журнальные дебаты, Страшись одной ужасной казни: Того гляди, из неприязни Укусишь самого себя ты И сгинешь от водобоязни.

Праздная суета (Стихотворение великосветского поэта графа Чужеземцева)

(Посвящается автору «La nuit de st.-Sylvestre» {*} и «Истории двух калош») {* «Ночь под Новый год» (франц.).- Ред.} (Перевод с французского) Был век славный,

Кумушки

«Эх! не плачь, кума! Значит — дело земское!..» — «Знаю и сама, Да ведь сердце женское. Врозь с ним — нет житья…» — «Не

Закулисный слух

«Увидавши Росси в «Лире» И взглянув на дело шире, Нильский сам имеет честь Взять роль Лира…» — «Вот так ново! В «Лире» шут один

6 августа 1880 (Раздумье ретрограда)

Про порядки новые Подтвердились слухи: Августа шестого я Был совсем не в духе, И меня коробили Ликованья в прессе: Ей perpetuum mobile* Грезится в