Стихотворения поэта Минаев Дмитрий Дмитриевич

И. Крамской. «Портрет художника И. Шишкина»

Когда к портрету только подойдешь, То крикнешь, в пафосе хохол свой теребя, Что более портрет на Шишкина похож, Чем сам оригинал на самого себя.

Над урной

Ах, неужель ты кинул свет, Хозяин мой седой? Таких людей уж больше нет Под нашею луной. Ты состояние с трудом Всю жизнь свою копил,

Новая новинка

Украсился журнальный огород, И новая в нем появилась грядка, Но скукою «порядочной» несет От первого же нумера «Порядка», Хоть даже сам Тургенев очерк дал,

После бенефиса

«Чья же пьеса нынче шла?» — «Александрова». — «Была С шиком сыграна, без шика ли?» — «С шиком, с шиком: громко шикали».

Во сне

В полдневный жар на даче Безбородко С «Беседой Русскою» лежал недвижно я. Был полдень жгуч, струился воздух кротко, Баюкая меня. Лежал один под тенью

М. Н. Каткову. (В доносах грязных изловчась…)

В доносах грязных изловчась, Он даже, если злобой дышит, Свою статью прочтет подчас, То на себя донос напишет.

В. П. Буренину (По Невскому бежит собака…)

По Невскому бежит собака, За ней Буренин, тих и мил… Городовой, смотри, однако, Чтоб он ее не укусил.

Опровержение

Чтоб утонуть в реке, в нем сердце слишком робко, К тому же, господа, в воде не тонет пробка.

Песни о розгах. (Во поле березынька стояла…)

Во поле березынька стояла, Во поле кудрявая стонала: «Некому кудрявой защитити, Не к кому прибегнуть мне к защите; Вновь на каждом листике березы Выступают,

На ком шапка горит?

Имея многие таланты, К несчастью, наши интенданты Преподозрительный народ. Иной, заслыша слово «ворон», Решает, что сказали: «вор он!» — И на его, конечно, счет;

Через двадцать пять лет

(Баллада) 1 Утро позднее. Небо туманное Над столицей как саван висит, И движенье кругом беспрестанное — Шум, и говор, и звон от копыт. Все

На союз Ф. Достоевского с кн. Мещерским

Две силы взвесивши на чашечках весов, Союзу их никто не удивился. Что ж! первый дописался до «Бесов», До чертиков другой договорился.

Сон великана

В степи, на кургане склонясь, Спит старый, седой великан; Спит старый, седой великан, И стаями птицы, кружась, Глядят с высоты на курган. В кольчуге,

N. N. (Он знает, где зимуют раки…)

Он знает, где зимуют раки, Как кошки, видит все во мраке И, чуя носом капитал, Пришел, увидел и украл.

Пушкину, после вторичной его смерти

Гоним карающим Зевесом, Двойную смерть он испытал: Явился Писарев Дантесом И вновь поэта расстрелял.